Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
Библиотека » ДЕНЬ ГОМОНА ПТИЦ

Каждый вернётся домой

Ирина Гарнис - Сборник стихов и прозы

Санкт-Петербург, 2013 год


ДЕНЬ ГОМОНА ПТИЦ

лирика

*  *  *

Как малое дитя

Ручонкой неумелой ловит птицу,

Так человек младенческим рассудком

Сиянье Истины стремится охватить.

А Истина всего его вмещает.

И солнце светит ярко и бесцельно.

И море, в пене жемчуга бурлящей,

В неведеньи загадочном своём,

Приемлет ветер,

Что чудесной силой

Всё небо перьями раскрасил облаков.

 

*  *  *

Ветер колышет запах цветов

Вечер ложится на землю, как пёс

Шум погасили посланники сна

Сок ананасовый плещет луна

 

Мир затопляет июнь

 

Ночь развернула уютную шаль

Чтобы уснул тот, кто долго не спал

Но тает от счастья жасмин чумовой

Хочет быть рядом с тобой

«Вечер» • пастель

 

Каждый вернётся домой

Ночь выдыхает сказочный воздух,

Ночь окружает наш призрачный остров,

Всплыл и застыл в глубине Млечный Путь...

 

Меня ты забудь.

 

Всё утрясётся. Тепло будет скоро.

Роза упала на лапу Азора,

Пёс приютился в траве под кустом.

 

Мы станем забытым сном.

 

Ночь нас укроет усталых и грешных,

Ночь нас утешит. Ночь бесконечна.

 

Козы бредут под луной...

Каждый вернётся домой.

 

Спи, ночь пройдёт сквозь тебя и сквозь время,

Звёзды вокруг и внутри. Во Вселенной

Нет никого. Преломляется свет.

 

Нас больше нет.

«Луна и козы» • пастель

 

*  *  *

Ночь.

Уходит апрель, начинается май.

Больше нет времени ждать,

Больше нет времени жить,

Прощай.

За призрачными воротами,

Усыпанными позолотою,

Я допиваю свой чай.

Спи.

Моё сердце застыло стучит в часах.

По капле я ухожу,

Просачиваясь в песок.

И песок потихоньку насыпается мне в глаза,

Обнажая корни осок.

Филин во тьме зовёт:

«Я один, я совсем один...»

Таится ночь в темноте на холмах равнин.

Тихо, тихо совсем...

Можно долго смотреть в темноту

И совсем ничего не ждать,

Лишь вбирать в себя пустоту.

Молча море снаружи вздыхает,

Время тает...

Я ухожу за черту

Горизонта, висящего над большой водой.

Вижу молча мерцающую звезду

Над равниной седой и пустой,

И почти незримы,

Незаметны летящие мимо

Мотыльки за моей спиной.

 

Луна

Ты падаешь стремительно, беззвучно...

Смущённо улыбаясь, ты уходишь.

День равноденствия. Весы не шелохнутся

на белом небе утра... Шесть часов.

Компот из персиков. Кленовый сок. Утонет,

растает в небе, удивлённо пропадёт

лицо луны. Доверчива, свободна...

А можно?.. Только трону нежный край?..

Нет, не могу, не смею, замираю.

И падает луна в глубины неба,

за спящие дома в безмолвный сад уходит,

за кружево ветвей...

Я не успела.

«Лиепая» • акварель

 

День гомона птиц

День чистый-чистый,

Нежно светится земля.

С утра всё громче, всё настойчивей, быстрей,

Кричат, поют и заливаются скворцы,

Грачи и гуси, лебеди и чайки,

И воробьи. И много-много их.

И воздух вдруг становится стеной,

Стеною гула птичьих голосов,

И кто-то Некто вышел на балкон,

Ступил на воздух и ушёл к холмам,

Где чайки темпераментно кричат:

– Да-да, уходят, уплывают холода,

Мы все кричим, вибрируем, поём,

Мы – наркоманы: аромат ростков,

Впервые землю протыкающих, мы пьём...

Вибрирует земля, поёт тростник,

Довольно ухмыляется земля...

Ах, крылья-крылья, стаи белых птиц,

За ними травы наступают на поля.

И ветерок – сквозное дуновенье,

Такое нежное, не шелохнётся верба.

 

Трепещут в небе флаги-невидимки.

Гуляет сонный Некто по холмам.

«Некто» • карандаш

 

Лето наступило

Ласточки

Свиста выстрелы

Струны

Ввысь и в стороны

Ввысь и ввысь

Земля накренилась в космос

Земля зачерпнула вечер

Тьмы печаль с ликованием света

В струнном звоне

Слились

«Дорога, ведущая туда, куда хочется» • акварель

 

Сирена

Сирень не говорит, но длит

Цветение.

Охапки пены

Бросает в небо, и долго-долго

Они не тают. Плывёт и плещет

И исчезает сирени запах

Роскошный, гулкий. И зов отчётлив:

– Есть здесь живые? Я вся в цвету...

Приди, приди...

И мы приходим снова.

 

– Обрушивается цветенье,

Изнемогаю – так изобильно...

 

Не знаю я, сирень, что делать,

Прости меня. Кому ты так цветёшь?

Такие вороха из кружев!

Сиреневых, лиловых, винно-красных.

И белых. Нет, чуть-чуть зеленоватых.

Меня тревожишь ты, дары так щедры.

 

Беззвучный грохот лавин цветочных

И умоляют сердечки-листья...

 

Пёс горизонта

Пёс горизонта, старый и седой,

За дюнами, за тёмной тишиной,

Там, где-то далеко

В большой ноч`и,

Сквозь сон ворчит.

Легко качают тени фонари.

Который час? Ты посмотри...

Наверно, три.

И скоро утро. Надо спать –

Как хорошо!

Дождь народился, улыбнулся

И прошёл.

В воздушных волнах утопает

Шум листвы,

Дыхание земли

И сон травы.

 

Вдогонку ушедшему лету

Опять ушло?!.. Я так тебя ждала!

Жизнь только летом. Плесневые нюни

Развесит осень. «Бамм...» – колокола

Небесные уносят птиц на `юги,

Там люди улыбаются всегда,

Там воздух шёлков и тепла вода,

Там ласковый далёкий горизонт...

Здесь снова фронт...

Подступит – и опять засада!

И нас, заложников горячих батарей,

Увы, похожих на больных зверей

Лицом и загнанностью взгляда,

Скривившись, отражают зеркала.

Как тараканы в поисках тепла,

Мы прячемся. Жизнь прервалась. Дождь льёт –

Не громовой, не тот прекрасный ливень,

Что землю поливает, изобилен –

Совсем не тот.

Дождь, мерзкий пакостник, гриппозный и больной,

Развесив сеть свою, упорно, долго, нудно

Он поливает труп земли,

И трудно

Поверить, что весна опять придёт…

 

Блюз озера слёз

Это блюз...

Я не знаю, как это случилось,

Мне не вспомнить того, что забылось.

 

Это озеро

Твоих слёз.

 

Открыты двери, распахнуты окна,

Опрокинуты вазы, рассыпаны розы,

Лепестки усыпали стоки. Так поздно,

 

Что тонет луна, утопает луна,

И зрачки твоих глаз не поднять со дна.

 

Я в воде.

Я хочу здесь быть.

Я хочу остаться,

Я могу уплыть.

 

Для чего спасаться?

Блюз...

 

Не пропустит меня

Через озеро слёз.

 

*  *  *

Сегодня скорбная природа

Послала моросящий дождь –

И серый ветер, и печальный полумрак.

Заныли кости у людей,

И им подумалось:

«Однако, мы – скелеты,

Танцующие, но одеты плотью.

И, как пальто, нас тратит моль».

И всех объяла некая печаль.

А я тем временем смотрела вдаль,

И взгляд мой от меня взлетал,

И простирался над землёй

Так далеко...

Что ничего уже не видно было.

Спокойно и отрадно было мне.

Спина болела. Дуло из окна.

Мечталось – сдует ветер нас с земли.

«Дерево» • пастель

 

Бездомная Данута

Когда наступала чудесная осень,

Она ночевала не в поле, а в парке.

Ей не было холодно, листьев охапки

Она расстилала, и старые кости

Не ныли. На листьях спалось так чудесно!

Она зарывалась в душистые кучи.

«Что – дома, там душно, на воздухе лучше, –

Она говорила. – Сверчки свою песню

Тихонечко тянут, а я отдыхаю.

Зимой? Что зимой ещё будет, не знаю...»

«Дождь в Лиепае» • акварель

 

Старая осень

В тёмной ночи, густой, осенней

ветхий мир сползает по стенам.

Горький мёд вплетается в вены.

 

Скоро старая осень умрёт.

 

Осень медлит всё и украдкою

что-то прячет на дне садов.

Там календула горько-сладкая...

Осень шепчет: «Любовь... Любовь...»

 

Ночью старая осень уйдёт.

«Осень» • акварель

 

Прощание с осенью

– Помедли, Осень...

 

– Нет, я не смею,

Туман теплее

Последней ласки

Луча, что гаснет...

 

– Совсем уходишь?

 

– Тону в воде я...

Ты видишь, тлеет

Холодный лучик

В воде, как в туче.

 

– Прощай. Ты видишь,

В реке холодной,

На глади водной

Луч станет льдиной.

И завтра – иней.

«Октябрь» • акварель

 

*  *  *

Цветы последние цвели,

Трепал их ветер – и с земли

Хотел их сдуть. И дождь постылый

Летел над ними в день простылый.

Мы ждали ночь. И ночь настала.

Луна застыла и упала.

Остановили тучи бег.

Зима пришла на сонный брег.

 

И выпал снег.

 

Зимние сумерки

Жемчужно-серые деревья.

Холод.

Гранит и мрамор.

Спящие дома.

И на карнизе мрачный серый голубь.

Тускнеет свет.

Над всем царит зима.

 

*  *  *

Тишина. Тихо падает пух.

Это снег. Вечер тёмен и глух.

Жёлтый свет течёт из окна,

Свет погаснет, взойдёт луна.

 

Засыпает мой тёплый дом.

Снег пар`ит. Тишина за окном.

Под подушкой зимние сны,

Я смотрю их при свете луны.

 

И мерцает в печи огонь,

Спит в кроватке пластмассовый конь.

Виден космос в синем окне.

Явь и сказка сплелись во сне,

 

В тишине. В ночи. В глубине.

 

Отчаяние

В ночи морозной

В сугробах застывших

 

Храни молчание

 

В тьме безоглядной

Дома притаились

 

Силы не даст Господь

 

Город стоит

Безнадёжно огромный

 

Господи, прах Твоих ног

 

Дева святая, глаза Твои ясные

Сквозь холод, сквозь стены, сквозь мрак

 

Тихо

 

Чёрные окна

Пустыми глазницами

 

Шарят впотьмах

 

Теплые окна февраля

Неясный блик серебряной посуды

На неба мятой скатерти. Оттуда

Улыбку цедит неприветливый февраль.

День угасает, и безжизненный фонарь,

Поспорив с тусклым блеском, повисает,

Попав в переплетение ветвей.

И зубки льдинок в лужах прорастают.

И чем темнее небо, тем теплей

Окошки жёлтые. Там хорошо. Там люди

Пьют ароматный чай. И нежно любят

Своё гнездо. Родителей, детей...

Под тёплой кошкой телевизор. Новостей

Хороших только ждут. Плохих там не бывает.

И старый деда с удовольствием зевает...

 

Холодной улицей ветра гуляют,

И всюду тьма.

Зима.

«Домики Зима» • акварель

 

Про слова

Что стоит слов затейливых игра?

Мираж свершенья, бестелесный дым...

Умом играя, вертятся пред ним,

А мы ведь мысли доверяем им.

 

В словах, как в пыльном зеркале, они –

И друг от друга мы отделены.

 

Надоело читать

Красивые, бескровные стихи –

Слепая вязь, изысканные строки,

Рассчитанные по канонам стоки

Для рифм изящных. Правильны, легки...

Ласкают ум, чуть-чуть щекочут сердце,

Ведь с детства на слуху витиеватый слог.

Течёт, как мёд! Но, автор, ты же мог

Взлететь, как птица! Но – ты ищешь дверцу

В английский парк проторенных дорог.

 

*  *  *

Посвящается Б.З.

О, стройное контрастов единенье!

Полёт стремительный идей и покоренье

Игривой мыслью ослепительных высот!

Всё ближе к Истине сверкающей... И вот...

И вот – лавина знаний, мыслей, чувств,

Неудержимая, слетает с уст.

И ты, несущийся в её потоке,

Смеёшься искрам брызг,

Но тут же строгий,

Задумчивый ты обретаешь вид.

Ты снова думаешь, и мысль летит.

И грустен ты, сатир печальный...

О, Иудея, твой закат прощальный

Бросает отблеск на лицо сынов.

Мы пробираемся сквозь чащи слов,

Превратно понятых понятий...

И тает лето. И невнятен

Прозрачный лепет вечеров.

 

Простая, как сфинкс

Кате посвящается

Дай...

Но она молчит

Она говорит: лень...

Она говорит: потом...

Каменно смотрит в упор –

ты мешаешь бросать ей камушки

в пруды экзистенциализма.

Она наблюдает от них круги.

Они наполняют смыслом

процесс бросания, жизнь,

отсутствие заданных тем...

Ей бесполезно мешать,

она устала от схем,

по которым её напрягали жить.

Она так хочет иначе!

Она скажет меткое слово,

попадёт тебе в центр души,

и это значит,

что стоит острить мечи и чистить ружьё!

А ты смотришь в бледное небо...

Оглянись на неё.

Она, простая, как сфинкс,

смотрит в тебя

и не плачет.

 

*  *  *

Белое становится серым

потом чёрным

а потом

фокусник достаёт букеты цветов

бабочек выпускает и птиц

кроликов и муравьёв

на тебя смотрят букашки живые

за тобой наблюдают нарциссы

ты, давай, ковыряйся в земле!

там чего-то такое

есть такое чего-то там... есть там...

никто и не понял

но пора

а потом будет ветер

будет ветер и дождь

потому что так надо

чтобы встать и проснуться

и начать всё сначала

 

Фокусник

Мой фокусник устал,

и фокусы не новы.

Он разломал всё, плюнул и ушёл.

Куда идти ему?

Во тьме пугают совы,

хвосты мышиные бросают на камзол.

Слетают блёстки в грязь,

обретена свобода.

Ночь страшная гостеприимно скалит пасть,

Волшебных карт разбухшая колода

на сердце давит...

Только б не упасть...

Темнеет куст, там притаился кролик,

чтобы внезапно заглянуть в глаза... –

и спрятаться в цилиндр!

 

Пустынно поле,

А на краю его звенит коса.

 

Вжик-вжик.

Звенит коса – вжик-вжик,

иди сюда,

как кролик – прыг!

Я – смерть, соколик...

 

Оглядываться поздно.

Сломан ящик

иллюзий и зеркал. Осколки на полу...

И прячет фокусник себя

в кустах ледащих,

где пьёт и плачет,

а коса звенит сквозь мглу.

 

*  *  *

Спеть бы мне тихую песню...

Да кто её слушать станет?

Робко струна зазвучит

И в тишине растает.

 

Качаюсь в своём гамаке,

А подо мной поляны.

В звёздах холмы – Великаны

Плачут на них в тоске.

 

Сердце моё болит.

Куда-то Земля мчится молча.

Луна вслед за ней летит,

Слушает песню волчью.

«Без названия» • карандаш

 

*  *  *

Что, не спится?

Гудит, звенит в голове ночь.

Отворится от удара ноги дверь,

И не думай, что можешь уйти прочь,

Притаился за порогом каменный зверь.

Может, кто-то знает, что такое «прочь»?

Я туда всё время хочу, но не знаю – как

Мне найти пути, покрывает мрак

Все провалы дворов. Мне никак не смочь.

И в окно мне светит чужая звезда.

Я смотрю на неё. Туда тоже можно смотреть.

Собираю спички. Они тоже могут гореть.

Кран включаю. Оттуда течёт вода.

А потом я ложусь. И гудит в темноте ночь.

Поправляю подушку. Асфальт внизу под окном.

Он ровный и серый. Но кто-то возьмёт лом,

И в нём продолбит дыру. И уйдёт прочь.

«Сеть ночи» • карандаш

 

*  *  *

Посвящается Максиму Пашкову.

Я – на коротком поводке,

Я рвусь – весь мир в моей руке!

Я понимаю и боюсь.

Я сам с собою остаюсь

Один в смятении...

 

Терпение!

 

Не совладать с огнём таким!

Наедине остаться с ним,

Про всех забыть и в нём гореть,

Я замолчу. Но буду петь!

Сквозь боль и сквозь извечный страх –

 

Впотьмах...

«Оставаться собой» • карандаш

 

Нескладный стишок про уют

Что такое уют?

Все слыхали, что о нём в песнях поют.

Что прекрасно напялить промокшую обувь

и, блин, круто переться на подвиг –

но немножко всё ж врут.

Вообще-то, все любят уют.

 

Уют...

Это – когда не орут.

Это – когда кот,

запачкав подбородочек молоком,

лакает розовым язычком

из блюдечка.

А в комнате много тёплого света,

и тебе улыбаются,

а ты жаришь котлеты.

И счастливо скалится пёс.

И морщит нос,

и зевает – А-ах!

за твоей спиной,

и ты говоришь ему: «На...»

И изнутри: «Не одна!..»

 

Потом отдыхаешь, и взгляд твой плывёт:

свечи, картины, цветы и рак`ушки...

Мда, полки завалены безделушками...

Чьи это игрушки?

Наверно гномы живут в этом доме с тобой

и дарят свой сказочный гномский покой.

 

Цикада

Я в море.

Над морем небо

Разливает свою голубую негу,

И мне кажется, я тону.

Из воды поднимаюсь

И в небе иду ко дну.

И я молчу.

Потому что я позабыла слова,

Но вспомнила слово «нега»,

Это значит – вполне жива

И могу чувствовать,

Как в песке прохладно ступням.

Интересно, а что можешь чувствовать

Ты про меня?

Очевидно столько, сколько тебе и надо.

И совсем не беда,

Что я иногда

Могу отождествлять себя,

Например, с цикадой.

Ведь это никому не приносит вреда.

 

Окно

 

 

Из темноты небес,

Сквозь глубину окна,

Усталой, мне видна

Вселенная до дна.

И штиль.

И тишина.

 

 

 

Оглавление

Сборник подготовлен и издан редакцией литературного журнала «Бродячий заяц» (Санкт-Петербург) ISBN 978-5-905427-06-0

Составитель, редактор, дизайнер и автор вступительной статьи О. Зверлина.

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 6699 раз(а)

Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий