Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
Творчество » Зунтнерс Марек

Марек Зунтнерс

Поэт


Марек Зунтнерс – практикующий буддизм футболист, который не желает о себе рассказывать, подчёркивая, что в мире люди уже и так слишком много о себе говорят.

О том, что он пишет, он сам рассказывает так: «Я пишу то, что я хочу. Пишу о том, что чувствовал или хочу познать. Мне полностью безразлично совпадание рифмы или правильное выражение слов. Я плевал на грамматику*. Люди, которые ищут в строках ошибки, уже изначально настраивают свой мозг на поражение. Они меня не поймут. Я пишу для тех, кто голоден, для тех, кто горит, кто хочет жить и не боится делать это».

Можно познакомиться с блогом Марека Зунтнерса, в котором он размещает свои стихотворения, подбирая для каждого соответствующее настроению изображение. В его блоге фотографии и его стихотворные «строки» являют собой единое целое.

 

Русь

Но тянет Русь во мне однако,

Тут слышу каждый сон, он мой.

На все закаты под Монако,

Которые ведут домой…

Тут конь мой скачет утром белым

И плачет по-мужски старик.

Казань в душе угаром смелым

По-издевательски сорвет парик.

Я это поле предавал до боли,

Кусая жалкий круассан,

Но души требовали соли,

Возненавидев парижан.

Я ваши нравы резал на медали

Да вешал на французский флаг.

Мы, братка, родину продали,

Пойдем родной, там есть кабак.

Прости, и ты, Казань, попробуй,

Давай, за все леса Руси.

Так домом пахнет эта обувь,

Не плачь Санёк, вставай, мерси…

 

Программа

Мы забыли, что мы люди.

Поменялись светофоры.

Очень много стало жути,

Стали ниже разговоры.

Мы забыли, кем мы были

И на что меняли чувства.

Сложно стало, много пыли...

Написала мне искусства.

Мы продали детство рано,

Думали, ещё вернемся.

Время манит очень странно,

Но мы снова расстаемся.

Нас продали, променяли

И внушили эти треки.

Все в одно мы так смешали,

Спрятав правду под все чеки.

Нас не ценят в белом доме,

Нас мотают всех по миру.

Мы забыли, что мы люди.

В нас ломают нашу силу.

Я прошу уже серьезно,

Зацепили эти шрамы.

Никогда нигде не поздно.

Мы не входим в их программы!!!

 

Глеб

Как парень пел простой на хате,

Система хочет нас сломать!

В седьмой с тобой мы сщас палате…

Подробней, значит прочитать.

Он говорил, что кайф упрямый,

Не каждой вене тут дано… 

Пишу письмо тебе я пьяный

И ненавижу домино.

Там всё по парам мирно, складно

Пластмассой фальши давит стих,

Но мир другой, и там прохладно –

Ты думала я просто псих …

Зеленый чай и запах лета,

Лимон, таблетка, наш кураж.

Сума – туда же вся планета.

Смывай скорей ты макияж!

Ты заново поставь кассету –   

Он первый понял эту боль.

Слова меняю на газету,

Самойлов Глеб – на эту роль …

 

Фальшь

За приз, который ты не ощущала,

За миг, что не владел тобою изнутри,

Ты мир придуманный прощала –

Куда тебя он, посмотри…

За ту гармонию по краскам

Из фильмов, что ты ловишь, раз

Нужна коробка этим маскам –

О фальши дикой мой рассказ.

О выдуманных всех сюжетах,

Где пряталась зима, сайга,

За правду проданных поэтов,

Где правда так не велика.

Я бросил виски, кинул ручку

И бабочек искал в окне.

Теперь я дома жду получку,

Чтобы продать себя весне!

 

Я слышал

Я слышал, жёлтый этим летом в моде,

И вроде стало модно Чехова читать.

Айпады точный выдают прогноз погоде,

В айфонах все включают функцию мечтать .

Я видел, пара скидывала в твиттер фотки,

Как сладок поцелуй после семи.

Красавица с Милана тут пригнала шмотки

И говорила, скучно все на градусах земли.

Я слышал, мама молодая пишет мужу –

Продли контракт на месяца так три, 

А он среди воды ей продал душу…

Какое место занимает мир у вас внутри?

Я знаю – это ведь тут просто буквы,

Никто из вас не вспомнит завтра их.

Всё больше женщины напоминают куклы.

Всё чаще тот похож на тех других.

Вам интересны вы и ваши беды,

Подруги вас поддержат фразой о себе.

Мне как-то скучно стало от беседы,

Наверно, функций не хватает на трубе.

 

Кристина

Он на балконе дымом давит гланды,

С восьмого смотрит на её маршрут.

Давай же паузу у веранды –

Успею выбежать, узнать, как вас зовут.

Она девятый год моя соседка,

А я девятый май с восьмого – трус.

Аптеки не придумали таблетку,

Как изменить себя, срывая этот груз.

В наушниках на полной Звери.

Я семечки плюю в обрыв,

Записками ломаю двери

И все не знаю, как сломать порыв.

Я сутками полощу буквы,

Я наколол «Кристина» на руке.

Пойду за сахаром из клюквы,

И вытру ветром слезы на щеке.

 

Зонт

Давай закрась, я вне игры.

В стенах о мне пробиты буквы.

В аляске старой сквозь дворы…

Так много тут в тебе от куклы.

Давай смелей, погуще тон,

Давай же, кисточкой по венам.

Купи билет за сорок крон

И точки все расставь изменам.

Забудь меня. Я был, но там,

Где время совпадало с бытом 

В один конец из разных стран

За счастьем нами позабытом.

А если нет, ты там не плач –

Тут дом останется навеки.

Я буду в белом – пьяный врач.

Найдешь меня на дискотеке.

Захватишь дома модный зонт 

И кинешь снова вызов небу.

Откроем новый горизонт,

Позволив продолжаться бреду …

 

Берега болот

Изгоем в целый год мы были.

Так мало правды рядом в пьяных лиц,

По именам мы вас забыли,

Катаясь тушью по щекам с ресниц

 

Изгоем стали толпы, клоны,

Кто видит мир с других ворот.

К чертям те ваши все законы, 

Да будьте прокляты вы – берега болот.

 

Один

Один цыган упал на пол

Под звук Адхана в центре Сафи,

Рука Салима держит ствол

Забыв о всех словах Каддафи.

 

Тут пыль устала от обид,

Тут никогда не бреют лица.

Лараш девятый круг скорбит,

И гаснет медленно столица…

 

Искусство

В коробках, посылках кидают там чувства,

В записках и строках продались навек.

Пусть прыгает с крыши сегодня искусство

И вымажет кровью растаявший снег.

 

Полка

На камнях люди строят чувства,

По полкам раскидав свой кайф.

Так убивает мозг искусство

И начинается жестокий лайф.

Я не могу дышать по схеме

Из формул вывести экстаз.

Наверно, я не в той системе,

В которой нету слова джаз.

Мне ближе боль, что рвет на части,

И чистый запах сигарет.

В таблицах не бывает страсти,

Сказал один тупой сосед.

Нас цифры губят, а не пули.

Нас мысли травят, а не яд.

Нас снова скобки обманули,

Как только встали в этот ряд.

 

Мысли

Я вижу, как мучают вас ваши мысли,

И слышу, как пульс заводит свой страх.

Так мало дано нам от рая по жизни,

Так сложно остаться на тех берегах.

Нас ложный звонок загнал в эти трубы,

Довериться небу уже не по нам,

Убогие шубы, колеса да клубы,

Все грязные сплетни попали к нам в храм.

Мы травим наш мир, по шагу и тонко,

И вижу, как счастье спиной по ночам.

Я слышал, как Бог заплакал тут громко,

Увидев их слезы по хрупким плечам.

Я верю, мы можем менять этот мир,

Ведь в каждом из нас цветные ответы,

Давайте же выпустим души с квартир,

Пусть солнце за нас рисует планеты.

 

Laiks

Ir laiks jau mākslai mainīt logus

Un noraut cenas, domas cieš.

Bet tomēr atkal ceļam krogus,

Kas jumtu raujot apkārt griež.

Ir laiks, kad jāapstājas asi

Un jānosver, kur uzvarēt.

Es domās šodien mainu klasi,

Lai kaut ko pretim atdot spēt .

Ir laiks, kad gribas atgriezt laiku,

Kas, diemžēl, cilvēkam nav dots,

Un tomēr labāk turēt svaigu,

Jo dzīvot šodien ir tas gods.

Ir laiks, kad elpot jāsāk brīvi,

To mūsu dievi māca sen.

Es rakstīšu par skaisto dzīvi,

Uz priekšu kas mūs gadiem dzen.

 

Старик

Как написал один старик,

На бороду надев иконы,

Вам не хватило сотни книг

Понять, на что менять патроны.

И просят вены крови той,

Пропитанной животной местью.

Но как же дети под луной?

Где боль за вольт так больше двести?

Свернув свой плед, ушел старик,

Продав богам кусками душу,

Оставив текст нам без интриг:

Как мир прекрасный я разрушу!

Стреляйте люди, лейте кровь –

Она родней, чем лучи солнца.

Да гибнет пусть за нас любовь,

Когда не стоит и червонца.

 

Он

Кусая мягкий, ржавый слой

У серафимовских ворот калитку

Он падал дольше, чем герой,

Успев оставить ей открытку.

И застучал проклятый звук,

Он предал нас на том перроне,

Так начался роман с разлук

В пустом за Питером вагоне.

Екатерина, март из слёз,

Я болен вами без остатка,

Но понял лишь под звук колес,

Как боль во мне играет сладко.

Я обещаю, что вернусь,

Когда весна нагреет окна,

Без вас на утро я проснусь

И сохраню кусок волокна.

Екатерина, вас люблю.

Мой Ленинград расставил точки.

Я занял небо январю,

Оставив вам четыре строчки…

 

Люди

Друг друга снимают на камеры люди,

Движение каждое ставят в эфир.

Сверкает на пол монитора ваш пудинг,

Так важно, во сколько ты выпил кефир…

На помощь зовут, по линии Фриске,

Дай Бог ей здоровья, но я не том.

Судан, Мозамбик не попали в их списки.

А Мали? Ну ладно, о Мали потом …

Там сотня за сутки, ломаются стоны,

У того совсем не осталось воды,

В России голодных детей миллионы,

А Латвия, мать их, нам строит мосты!

Я не догоняю, и вряд ли успею,

Но мир забирает за час сто детей.

Порой, от картинок я дома зверею,

Что дальше по карте забытых смертей…

 

Эспрессо

Ты на седьмой двойной эспрессо

Давно перевела часы,

Манхеттен, принимая песо,

Поставил чувства на весы.

На визах цифры сквозь билеты,

Мне ближе правда, что в глаза…

Плевал Нью-Йорк на все приметы,

Там небоскрёб сквозь небеса.

Внимательней кидай тут фразы,

Проверь, обдумай и смотри.

Должно хватить одной нам вазы,

Но важна доза изнутри.

И не забудь стоять на красный,

Не мне уж точно вас учить.

А в Лиепае мороз прекрасный

Пытается нас разлучить…

 

Попробуй

А ты попробуй, улыбнись.

Порадуйся чужим победам.

Не нужно многого, проснись,

Почувствуй это за обедом.

Примерь медали на себя –

В них запах пота давит мысли.

Мы все спустились с корабля,

Но почему-то так зависли.

Попробуй выше на этаж –

Там люди могут быть людьми.

Тут красивей, чем Эрмитаж,

Попробуй просто и возьми.

На этой полке больше света,

Лишь нужно перестать искать.

Прочувствуй бедного поэта,

Который учится летать.

 

Бокал

Я в эту полночь медный дым

За души попрошу словами,

Кидая фразы всем слепым,

Кто жизни вкус познал губами.

Бокал я подниму за тех,

Кто одинок под вечер света.

Пусть тенью ходит ваш успех,

Кого не приняла планета.

Я выпью три глотка вина

За всех детей по миру в мире;

Да будет проклята война,

И за покой в чужой квартире.

Настанет день без боли, слёз,

Забудут люди страх и голод.

Я в каждой букве так всерьёз

Бросаю вызов знаком холод.

Я подниму бокал за вас,

Кто не дожил, но знаю – слышит.

У бога не приму отказ,

Храни и рядом будь, кто дышит.

 

Ответы

Иди ко мне – представлю боль.

Она во мне дорогу гладит.

Давай родной, введи пароль:

Я знаю, мир за нас наладит.

Прижми лицо – там все заветы.

Прошу, не обнимай сейчас…

Во мне – погибшие поэты

Раскидывают сотни фраз.

Иди ко мне – под сердцем рай.

Не в кирпичах, не в храмах боги.

Почувствуй их, не выбирай,

И напиши, как мы убоги.

Останься, день. Он свет несёт.

И подними с земли браслеты.

Бог изнутри растопит лёд,

А ведь под холодом ответы…

 

Они

Они ломали мой эскиз,

Возненавидев все иконы.

А кто-то танцевал стриптиз,

Мотая старый клип Мадонны.

 

Они ловили каждый шанс,

Натягивая горы шмоток.

Вот он – рождественский сеанс: 

Без снега, в клеточку колготок

 

Они хотели оправдать,

Не вписываясь в эти рамки.

Они хотели кем то стать,

Но снова подводили банки.

 

Их сплачивали все друзья,

О них писали в старых книгах,

Но продолжать было нельзя,

Ведь всё держалось на интригах.

 

Любить

Любить – ведь значит отпускать,

Не хапать, а отдать билеты.

Любить – ведь позволять летать,

Открыть окно и не искать ответы.

Любить не каждому дано,

Но каждый будет здесь затронут.

Любить – как красное вино:

Бокал, второй, да головою в омут.

Любить – так вопреки и здесь,

На «больше» боги не дают нам право.

Не останавливайся, просто взвесь

Так искренне к чертям, чтоб не лукаво.

Любить – по мне, скорее, отпускать

И насладиться, как течет свобода.

Любить – ведь перестать искать,

Я знаю точно: хочет этого природа.

 

Рандеву

Зачем я пишу…

Кому я дышу…

На это по времени тихий ответ.

Куда я спешу?.. Зачем я грешу?..

Да разве я спрашивал чей то совет…

Я меньше, чем Бог, но больше, чем птица

Я падаю сорок два раза за год.

Но ведь не по мне, когда в клетке синица,

Я сделаю в точности наоборот.

Соблазны на каждом упрямом углу,

Но эти этапы проходят без вкуса.

Мне кажется, с Богом у нас рандеву,

Он больше, чем храм у слепого индуса.

Я вас не прошу, я вам улыбаюсь,

Другого ответа я сам не пойму.

Но главное то, что не притворяюсь…

Без разницы, как и куда я плыву.

 

Пластинка

Я – Боба Дилана, а ты – Тату,

В Аквариуме много мыслей.

Он поменял мою мечту,

Но все же мир теперь корыстней.

Ты – белый шарф, а я – их звук,

Пластинка больше, чем награда.

Под Питером курю бамбук

И верю, что ты тоже рада…

Ты – мой заход, но я не вечен,

Ты рядом дольше, чем она.

Аквариум не бесконечен,

Но все же ты моя жена…

Я вас люблю на разных сценах:

Тебе – куплеты на висках,

Но Витя пел о переменах,

Что цены нет на тех стихах.

Ты варишь чай, а я – по белой.

Так мы с тобой уже на «ты»?

Любовь обязана быть смелой!

Чтоб не достигнуть высоты…

 

* * *

Я вам не верю – и не верю я тебе,

Не верю я в твою улыбку.

Не верю солнцу в декабре

И в то, что взялась ты за скрипку.

Я вам не верю – странный ведь подход,

Не верю в отблеск душ и света,

Не верю в этот я поход,

В огонь не верю, когда тушишь сигарету.

Я вам не верю, повторюсь,

Не верю в искренность и глаз отвагу.

Я вам не верю, но молюсь.

В известность ставлю я бумагу.

Я вам не верю – в венах мой ответ,

Не верю в каждое движение.

Не верю в запах сигарет,

В котором запах пораженья.

Я вам не верю – это мой финал,

Не верю в точности до края.

Не верю в этот сериал,

Не верю вам я, дорогая…

 

* На нашей странице с согласия автора мы дополнили его «строки» знаками препинания.

Эту страницу просмотрели за все время 5365 раз(а) Следующая >>

Комментарии

26 Авг 2014 в 21:19 # Ответить

Присутствует позиция автора и его неравнодушие ко многому и свой стиль изложения. Труды не напрасны, когда словом можно точно изложить свои взгляды и выразить чувства.

10 Дек 2014 в 21:06 # Ответить
Бытие

Бытие - это Я,
              осязающий
под просящего сердца
                    зАщим
всё,что ловят
             мои глазА ещё
взглядом
         пристальным
               и скользящим.


Это
   ёмкая духом данность,
где от ясности
               до несУрази -
боль за плоть,
         с которой расстанусь,
исчерпав
        все её ресурсы. 


Это два рубежа
              событий,
различающихся
             по длительности,
меж которыми
            велено бЫть ей -
абсолютной,
          живой
               действительности.

Это
   три состоянья времени,
разделяемых
           мигом вечности,
это
   неудовлетворение
от
  желаемых лет
              быстротечности.


Ни воскреснуть,
               ни омолодиться...,
но,
   чтоб чувствовать жизнь
                         острЕе в Них -
к нам Инстинкты
                л ю б и т ь  и  п л о д и т ь с я
перешли
        из времён
                  из древних.


Опрокинув
         старья коромысло,
пыль былого столетия
                    смЫв с лица,
наполняется
           новым смыслом
испустившая дух
               бессмыслица.


Разгребается
            мрачных коллизий воз,
ту же клятву
            и предки давАли же:
Добродетелью жаловать
                     истовость,
наступая
         на горло
                  фальши.


Но,
   попробуй,
            пробившись в лидеры,
с этой сутью
             к народу выйди -
о тебя он
         лишь ноги вытерет,
если суть -
            в искажённом виде.   


Не желайте 
          спокойного снА Ей,
если Правды лицо
                изувечено -
бытие
     будоражит сознанье,
и терпенье народа
                  не вечно.

ОтменитьДобавить комментарий