Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
История » Архитектура » Возникновение и развитие Либавского курорта
18.01.2016 / Комментарии 0

Возникновение и развитие Либавского курорта


(Статья магистра инженерных наук Силвии Озолы «Курорт Лиепаи в конце 19 века».)

В наши дни сведения об истории Лиепаи как города-курорта в обобщённом виде найти чрезвычайно трудно. Причиной тому является политика – возникновение, формирование и расцвет морского курорта Либава приходятся на эпоху, когда Латвия входила в состав Российской империи, и лишний раз упоминать об этом времени, тем более в положительном ключе сегодня не принято. Либава была курортом для российских аристократов и зажиточных людей из русских губерний. При этом курорт был построен на деньги местных балтийских немцев и благодаря их предприимчивости и талантам, а реализовывали их идеи латышские мастеровые и садовники.

В статье лиепайского архитектора Силвии Озолы, написанной для публикации в одном из московских научных сборников, история нашего курорта изложена максимально компактно и ёмко. Статья касается двух тем: особенностей расположения курортов в прибалтийских городах Российской империи по сравнению с курортами в Пруссии, и непосредственно истории развития курорта в Либаве. В этот раз мы ограничимся только сведениями об истории лиепайского курорта.

Современное название Лиепая получила только в 1918 году, до тех пор официальным русским названием города было Либава. Мы решили придерживаться названия, актуального для времени описываемых событий.

Так выглядел конец проспекта Курмаяс в начале 20 века. Здание Курортного заведения простояло на этом месте 62 года и было уничтожено пожаром в 1937 году.

Первые курорты на территории Латвии

На территории нынешней Латвии уже с 15 века был известен источник целебных сернистых вод в Балдоне, куда летом приезжал местр Ливонского ордена со своей свитой и останавливался в башне рядом с серным источником [2, 13]. Во время Северной войны местечко Балдоне подверглось разорению.

В России представление о курорте, как о поселении, специально созданном для лечения с помощью природных средств (вод и грязей), зародилось в начале 18 века, в царствование Петра I (1672–1725). При его прямом участии в 1707 году были открыты Липецкие минеральные воды и создан Липецкий курорт. Десятью годами позднее по указу Петра были «обнародованы» для лечения Минеральные воды на территории бывшей Олонецкой губернии. Император лечился там трижды – в 1719, 1720 и 1724 годах. Чтобы повысить их значение, Петр ввел «Докторские правила, как при оных поступать» [Кириченко, 2003: 254].

После смерти герцога Курземского и Земгальского Фридриха Вильгельма Кетлера (Friedrich Wilhelm Kettler; 1692–1711), дочь брата Петра I Анна (1693–1740), приходившаяся Петру племянницей – она была дочерью его брата – стала вдовой и с 21 января 1711 года до 4 мая 1737 года фактически управляла герцогством. С 1730 по 1740 год она была российской императрицей Анной Иоанновной. В 1738 году на побережье Рижского залива прибыли гости, их целью были купания в море – так в местечке Плиенес (сейчас Плиеньциемс) возникла первая купальня. Около 1780 года уже купались и в Энгурэ, Бигауньциемсе, Лапмежсе (сейчас Каугури). Либау (сейчас Лиепая) в 18 веке тоже была известна как место для морских купаний.

В 17 веке курорт был создан в окрестностях Бауски – вблизи серного источника в Барбеле, где по повелению герцога обустроили ванное заведение [9, 11]. Врач Беньямин Теофил Граф (1700–1767) из Риги в 1739 году исследовал источник в Барбеле, вода из которого била на высоту человеческого роста и текла настолько мощно, что в месте впадения ручья в реку Иецава удалось построить водяную мельницу. Герцог Курляндский и Земгальский Эрнст Иоганн Бирон (Ernst Johann von Biron; 1690–1772) приказал построить в Барбеле купальный дом, строительство которого так и не было завершено, поскольку целебные свойства источника уменьшились, и курорту не удалось завоевать популярность [9, 11]. (..)

Первые описания исследований сернистой воды из Балдоне опубликовал профессор елгавской Akademia Petrina Иоганн Якоб Фербер (Johan (Johann) Jacob Ferber; 1743–1790). (..) На курорте Балдоне в 1816 году был построен первый ванный корпус на 30 деревянных ванн с шестью жилыми комнатами, а в 1818 году разбит парк. Курорт с серным источником и парк в 1818 году перешли в собственность поместья фон Корфа. После открытия в 1837 году курорта в Кеммерне (сейчас Кемери) значение места отдыха в Балдоне уменьшилось [2, 17], ещё позже, когда в 1877 году была открыта железнодорожная линия из Риги в Кеммерн, дальнейшее развитие курорта Балдоне прекратилось [1].

С 18 века развитие получил бальнеологический курорт в Кемери, где имелось более 30 серных источников, а также богатые запасы целебного торфа и грязей. В 1801 году в Кемери был обследован первый минеральный источник.

В местечке Плён (или Плиенес, сейчас Плиеньциемс) на Рижском заливе, невдалеке от Кемери, торговец Клейн построил гостиницу на 10 комнат и большую залу (1808), в 1810 году здесь останавливалась на отдых русская императрица Елизавета Алексеевна. (..)

Создание курортной зоны в Либаве в середине 19 века

В портовом городе Либава в начале 19 века сформировался культурный центр, и побережье Балтийского моря использовали для устройства места для купания.

В 1808 году Либаву посетил Российский император Александр I (1777–1825).

Графиня Орлова из Петербурга в 1810 году выделила деньги для благоустройства купальни, а Либавская ратуша в 1812 году приняла специальное решение о создании мест для купания. В том же году на побережье моря построили отдельные мужскую и женскую купальни.

В 1834 году начало действовать частное купальное заведение Мерби с холодными и горячими морскими ваннами, что способствовало развитию курорта.

Отбросив многовековой страх перед наносами прибрежного песка, перемещаемого ветром, жители Либавы начали задумываться об использовании приморской территории. Вопрос о создании в Либаве курорта озаботил эльтермана (старшину) Большой гильдии Карла Готлиба Сигизмунда Улиха (Carl Gottlieb Sigismund Ulich; 1798–1880), и он вложил частные средства в развитие целительных заведений. По его предложению был заложен Приморский парк (Jūrmalas parks), при этом частично была сохранена система защитных валов, защищавшая город от песка. Он же предложил городской ратуше проект развития лечебных заведений с целебными грязевыми ваннами, и эти его замыслы были осуществлены.

В 1860 году Либаву посетил Российский престолонаследник, великий князь Николай Александрович, а в 1862 году в город прибыл император (1855–1881) Александр II Николаевич (1818–1881) с супругой и семьёй.

Оба раза высокие гости останавливались в доме клуба зажиточных граждан «Muse» на улице Унгера (сейчас Avotu), 10 – на это указывают изображение императорской короны и годы на фасаде здания [300, 1925: 25]. Улицу, которая вела от дома «Muse» до песчаного вала, на котором в честь генерал-губернатора и городских сановников полукругом были посажены голландские липы [2, 1], назвали именем Николая, а улица вдоль насыпанного песчаного вала получила имя первого избранного либавского городского головы Карла Улиха.

С песчаного вала напротив Николаевской улицы (сейчас Republikas) открывался вид на «Николаевское купальное заведение с горячими и холодными морскими ваннами», построенное в 1860 году. Вал отгораживал жилую застройку от курортной зоны и защищал жильё жителей города от заноса песка с приморских дюн.

План Либавы. Markus. Das Seebad Libau. Mit Zugrundelegung des Werkchens. Notice zur Libau. Libau: Zimmermann, 1867.

Визиты аристократов в Либаву, находившуюся в непосредственной близости от королевской Пруссии, побудило приступить к созданию курорта, который отвечал бы требованиям приезжавшей на море изысканной публики. На месте блуждающих дюн, мокрых лугов и кустарников в 1870 году были освящены первые деревья и насаждения, посаженные в Приморском парке (Jūrmalas parks). Создание курорта способствовало дальнейшему развитию планировки, зелёных насаждений и инфраструктуры города.

Течение существовавшей некогда в Либаве реки Лива определило направление улицы Грауду (Graudu – Зерновая) в сторону порта и указало на выход к морю. На месте прорытого в 16 веке первого искусственного канала, который соединил порт на обмелевшей реке с морем, со временем благоустроили бульвар – прямой и широкий, с тремя рядами деревьев. В 1881 году он получил название улица Курмаяс (Kūrmājas) (с 1893 года – бульвар, с 1939 года – проспект).

Архитектурную композицию бульвара завершала круглая клумба, огороженная литой решёткой с витиеватым узором. Композицию насаждений на ней формировали ковры из разноцветных цветов – Tepichbeet – с цветущими кустарниками и экзотическими оранжерейными растениями [13, 60], окружающий пейзаж не учитывался. Улица к 1880 году стала главным либавским променадом, она связывала торговый и финансовый центр на улице Грауду с курортной зоной. Около 1887 года с южной стороны улицы уже появился ряд роскошных жилых домов, меблированные квартиры в которых сдавались внаём гостям курорта.

Фрагмент плана Либавы. Libauscher Kalender für das Jahr nach Chr. Geb. 1881. Libau: Druck und Werlag Buch- und Steindruckerei von Niemann, 1880.

Улица Пелду (Peldu – Купальная) начиналась у Старого рынка и тоже вела в курортную зону на побережье. На этой улице построили пансионы и дачи [5], а в её конце было создано подключение к Приморскому парку.

В Либаве местные архитекторы формировали продуманную планировку: парковые насаждения с приусадебными садиками посредством бульваров и улиц с аллеями из лип и конских каштанов связывались в единую систему зелёных насаждений. Бульварный (полу)круг, образуемый проспектом Курмаяс и улицей Пелду, обеспечивал связь курортной зоны как с финансовым и деловым центром города в районе улицы Грауду, так и с торговым и общественным центром на площади Старого рынка и вокруг церкви св. Анны.

1 мая 1891 года «Курляндская Губернская газета» опубликовала Либавские городские строительные правила, которые были приняты 8 ноября 1890 года и предусматривали в Приморском парке и в его ближайшем приближении вести строительство летних дач. Дома предписывалось строить на расстоянии трёх осей от улицы, но не ближе десяти футов от границ соседнего участка. Полоса между домами и улицей отводилась под зелёные насаждения. На улице Лилиенфелда (Lilienfelda, сейчас Дзинтару) это условие относилось к участкам земли на обеих сторонах улицы [2].

Линия городской электрической железной дороги (трамвай), построенная от железнодорожного вокзала в Новой Либаве, начиная с ноября 1899 года, обеспечила жителям и гостям города удобное сообщение с Курортным заведением и центром города.

Фрагмент плана Либавы 1903 года. Картографический отдел LNB, KtL1-1/51. Plan von Libau. Libau: b.i., 191-?.

Планировка и застройка курорта Либавы в 19 веке

На Либавском курорте для лечения применяли климатические условия, морские купания, лечебные грязи и водные процедуры. В 1860 году было открыто «Николаевское купальное заведение с горячими и холодными морскими ваннами», в котором имелись четыре грязевые ванны и сорок ванн с горячей морской водой [Vīksna, 1993: 36].

Николаевское купальное заведение с горячими и холодными морскими ваннами (1860) и место для купания на берегу Балтийского моря. Markus. Das Seebad Libau. Mit Zugrundelegung des Werkchens. Notice zur Libau. Libau: Zimmermann, 1867.

Начиная с 1870 года лечебные услуги можно было получить и в «Николаевском заведении с горячими морскими ваннами». В его вестибюле справа от входа была касса, направо из вестибюля коридор вёл в мужское отделение, где находились пять грязевых ванн и кабина для оборачивания в лечебные грязи, комнаты отдыха и массажа; налево из вестибюля коридор вёл в корпус, в котором находились двенадцать комнат с грязевыми ваннами и две комнаты отдыха. Грязь подготавливалась в сарае за корпусом.

Николаевское заведение с горячими морскими ваннами (1870). 1876. [300]

В каменном здании с северной стороны купального заведения находилось машинное отделение и башня с закрытыми резервуарами – один предназначался для колодезной воды, а два оставшиеся с помощью насосов наполнялись морской водой. На нижнем этаже размещались три паровых котла, общая площадь поверхности нагрева которых достигала 90 м2, позже установили котёл с поверхностью нагрева в 100 м2. Три гидрофора производили сжатый воздух. Действовали два насоса: один качал сжатый воздух, второй – колодезную воду [Krūmiņš 1930: 67]. На Либавском курорте поддерживался высокий уровень обслуживания клиентов.

Николаевское заведение с горячими морскими ваннами (1870), рядом здания машинного отделения (тайно снесены летом 2013 года) и башня с резервуарами для воды. LM, 41286.

В 1871 году к исполнению обязанностей главного архитектора Либавы приступил Паул Макс Берчи (Paul Max Bertschy, 1840–1911). В 1873 году для архитектурного решения завершения променада разработал два предложения к строительству Курортного заведения (нем. Kurhauss, лат. Kūrmāja). В первом варианте было предложено одноэтажное здание в «швейцарском стиле», его центральную часть над главным входом, который бы подчёркивался декорированной цветами лестницей, предполагалось выделить надстройкой с щедро украшенным фронтоном, создав подчинённую оси симметрии композицию фасада.

Первый вариант предложения к строительству Либавского курортного заведения (1873). Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Во втором варианте проекта Курортного заведения над первым этажом из кирпичной кладки предполагалось возвести второй этаж из дерева, создав террасы в двух уровнях и несколько подчеркнуть центральную часть здания.  Деревянный декор придал фасаду здания игривость.

Второй вариант предложения к строительству Либавского курортного заведения (1873). Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Строительство Курортного заведения в северо-западной части Приморского парка согласно второму варианту проекта продолжалось два года – с 1874 по 1875 год. В нём имелись зал на 500 мест, использовавшийся как танцевальный, концертный и для театральных представлений, бильярдная комната, читальная комната, ресторан и комнаты для гостей на втором этаже. С западной стороны здания, со стороны моря, был ресторан и летний концертный зал с музыкальной раковиной.

К северу от курортного заведения были заложены регулярные насаждения. На их месте в 1890-е годы развернулось строительство одного из крупнейших оборонительных сооружений Либавской крепости, так называемой 6-й артиллерийской батареи береговой артиллерии, существующей и поныне.


Либавское Курортное заведение (1874–1875), оно же – Кургауз, или Курмая. После 1899. Архитектор Паул Макс Берчи. BCB.

Сад и ресторан Курортного заведения. Архитектор Паул Макс Берчи. LM, единица хранения 46777.

Проект музыкальной раковины для сада Курортного заведения. Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Музыкальная раковина для сада Курортного заведения. Фото до 1902 года. BCB.

Здание в конце проспекта стало центром светской жизни ближайших районов города, что способствовало строительству дач и благоустройству окрестностей купального заведения.

В 1875 году вдоль берега моря южнее курортного района уже была проложена улица Краста (Krasta – Береговая, сейчас Лиепу), на которой выделялись участки земли под строительство дач и жилых зданий. В 1876 году архитектурное завершение получило и начало бульвара Курмаяс – близ улицы Грауду по проекту Берчи возвели каменное здание Навигационной школы. Курортное заведение стало местом притяжения и для зажиточных горожан, в его близи они начали строить виллы, создавая одно из красивейших мест в городе – дачный квартал.

Вид от Либавского Курортного заведения на бульвар Курмаяс. Фото до 1899 года. Архитектор Паул Макс Берчи. SO.

Застройка дачного района и зелёные насаждения

Возможности лечения и отдыха в Либаве побудили на заболоченных землях вокруг Курортного заведения начать строительство вилл и пансионов для приёма гостей курорта. Почти одновременно со строительством Курортного заведения было начато осушение территории, предназначенной для строительства дач. Планировку земельного участка трапециевидной формы между улицей Курмаяс, улицей Пелду, песчаным валом и «Николаевским заведением с горячими морскими ваннами» определили две перекрещивающиеся тропы.

Фрагмент плана Либавы. Картографический отдел LNB. Plan der Seestadt Libau (Entw. und gez. E. von Schwarzenfeld: 1:4200) Berlin: Greve, 1887.

Выкопанный на месте перекрестья Лебединый пруд обозначил композиционный центр района дачной застройки и зелёных насаждений, от него широкая пешеходная тропа вела к ванному заведению и подчёркивала симметрию планировочного решения. Пешеходные дорожки, проложенные по песчаным валам, ограничивавшим дачный район со стороны моря, предполагалось соединить пешеходным мостиком.

Лебединый пруд в конце 19 века. BCB.

Насаждения у лебединого пруда и Николаевского ванного заведения. LM, 47291.

Проект соединения созданных на песчаных валах дачного района пешеходных дорожек пешеходным мостиком (Не осуществлён). Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Для создания гармоничной среды были значимы зелёные насаждения и архитектура зданий. Курортную зону от городской застройки отделяли озеленённые территории. Первыми домами, построенными в дачном районе, стали вилла Филиппа Беблера «Ида» (около 1877) на улице Хикес, 3, и дом Георга Дитриха Пухерта на улице Витолу (сейчас Эвалда Римбениека), 1; они удивляли своей нарядностью и богатством декора. Конструкция с несущим деревянным каркасом и лёгкая обшивка стен позволяла комбинировать строительные объёмы и придавать зданиям выразительный силуэт, украшением которого становилась высокая крыша с башенками. Фронтоны и соединения стропил под коньком крыши богато украшались выпиленными в дереве ажурными орнаментами. Коньки крыш, балконы и лестничные перила украшались декоративными аппликациями.

Проект виллы Филиппа Беблера «Ида» (около 1877) на улице Хикес, 3.
Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Проект виллы ратмана Адольфа Андреаса (1877) на улице Витес, 13.
Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Роскошные виллы с верандами, эркерами, террасами и утопавшими в цветах балконами среди садовых насаждений служили подтверждением возможностей проектировщика и владельца здания осуществлять архитектурные замыслы, скорее близкие в фантазии, чем к реальности, и вызывали ассоциации с выразительной архитектурой домов на склонах швейцарских Альп. Этот стиль в Англии обозначали как «Swiss cottage», во Франции – «Maison de plaisance suisses», в Германии – «Schweizerhaus», а в России – «дачно-швейцарский стиль». С западной стороны песчаного вала была посажена берёзовая аллея, а тянувшиеся от вилл прогулочные тропинки вели к Курортному и Купальному заведениям.

Либавский пляж и купальни

Лечение на климатическом курорте связывалось с отдыхом на природе. Отдых в Либаве нельзя было представить без физической активности на пляже и духовного отдыха. С южной стороны Курортного заведения обустроили выход к морю, и пляж для гостей курорта стал променадом для вечерних прогулок. Неспешно беседуя в привлекательной обстановке, можно было наблюдать за публикой наслаждаться красотами морского пейзажа. На песчаном пляже или в воде на ближайших мелях возводились временные деревянные строения, их ежесезонно обновляли. Купальные мостки с раздевалками уходили в море в море до третьей мели. Рядом с купальнями построили спроектированные Берчи в «швейцарском стиле» раздевалки для господ, домик с душем для дам и другие строения.

Купальные мостки с раздевалками на Либавском пляже. BCB.

Купальня с купальной тележкой. SO.

Проект раздевалок для господ [мужских] на Либавском пляже. Западный фасад. Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Проект домика с душем для дам на Либавском пляже. Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Пейзажный приморский парк

Лечение и отдых на Либавском курорте связывали также с Приморским парком, где создавалось праздничное настроение благодаря большому вниманию, которое уделялось общему виду насаждений, дендрологическому многообразию растений и защите строений от суровых морских ветров.

Пейзажные насаждения в Приморском парке. LM, 18853.

(..)

Перемены в образе социальной жизни ещё в начале 19 века изменили отношение людей к природе – неотъемлемой частью благоустройства стали общественные парки, бульвары и скверы, которые замещали в городе природную среду. Для отдыха жителей создавались публичные сады, при этом большое значение придавалось художественно-эстетическим соображениям. В городской среде отдельные здания и архитектурные ансамбли, а также улицы, площади и насаждения старались связать в единую композицию. Полученный в пригородных поместьях опыт пригодился при создании парков вокруг зданий, а также природной среды, пригодной для врачевания, отдыха и развлечений. В Митаве (сейчас Елгава) огороженную валами территорию дворца в 1817 году преобразовали в Дворцовый сад с каналами, мостиками, павильонами и Губернаторским островком.

В Либаве к северу от Торговой гавани, в районе, получившем название Новая Либава, на прежде заросшей территории между нынешними улицами Бривибас, Парка, Земниеку и Тиргус был разбит Городской, или Павильонный, парк с пешеходными дорожками. В 1842 году рядом с ним в дачно-швейцарском стиле построили Павильон с рестораном и залой для концертов, который стал излюбленным местом встреч для представителей городской интеллигенции и зажиточного класса.

(..)

Во второй половине 19 века изменилось отношение к композициям из растений и парковому пейзажу – в единую композицию начали включать регулярные и пейзажные посадки, используя для контраста цвета, формы и линий экзотические растения и деревья с кроной различных форм и листьями разных оттенков.

Садовники немецкого происхождения под влиянием российской традиции садоводства в конце 19 века при создании парковых ансамблей [13, 71] использовали отвечающие эклектическим стилистическим тенденциям принципы и приёмы композиции. Учитывая рельеф парка и местные особенности природы – холмы и водоёмы, они связывали в единую композицию стилистически различные здания и элементы пейзажа. В парке предусматривалось место для оркестра и развлечений. Парковую среду оживляли летние театры, кафе, павильоны, библиотеки, эстрада, круглые площадки для танцев, чайные, рестораны, навесы и мостики, всё это служило привлечению публики.

Павильон в Приморском парке в конце улицы Пелду. Фото до 1899 года. BCB.

Проект Царского павильона (1892) в Приморском парке. Архитектор Паул Макс Берчи. LM.

Согласно пока не проверенной версии, основанной только сравнении планировки парка, ассортимента высаживаемого материала и стилистических элементов паркового благоустройства, можно высказать предположение, что проект по совершенствованию зелёных насаждений у морского побережья в Либаве в 1899 году разработал Георг Куфалдт.

Обширная территория Приморского парка была разделена на несколько функциональных зон – для занятий спортом, для детских игр и для спокойного отдыха. Для развлечений поставили качели и карусели, а для физических упражнений оборудовали теннисные корты и спортивные площадки.

Теннисные корты. Фото 1905–1915 годов. LMMp-029.

Благоустройство парка было связано с чрезвычайно трудными подготовительными работами – для посадок пришлось завозить плодородную почву; саженцы деревьев и кустарников приобретались в древесном питомнике Ф. Вагнера в Тукумсе, где находилась одна из первых и лучших коллекций чужеземных растений. До 1900 года в парке высадили примерно 10 000 ив и 58 чёрных сосен, а всего в парке, ставшем крупнейшим в Латвии, было посажено около 170 видов деревьев и кустарников. Насаждения формировали в соответствии с эстетикой того времени – к местам привлечения публики вели широкие аллеи, а прогулочные дорожки на окраинах парка были более узкими. У Курортного заведения выход к морю был декорирован деревянными воротами, пейзаж парка украсили солнечные часы.

Солнечные часы в Приморском парке. SO.

* * *

Планировка крупнейших портовых городов Российской империи – Либавы, Виндавы (Вентспилса), Пернова (Пярну) и Ревеля (Таллина) была дополнена функционально связанной с центром города курортной зоной на побережье моря. Курортная зона функционально дополняла городскую планировку.

Для развлечений и культурных мероприятий использовались курортные заведения, для лечебных процедур – купальные заведения, для архитектурных завершений променадов применяли насаждения деревьев и кустарников. Бульвары связывали насаждения в курортной зоне с центром города. Дачные районы с жильём для гостей были связаны с парками. На пляжах оборудовались купальни для отдыха жителей и гостей.

На равнинном рельефе курортных зон разбивали публичные парки, предусматривая в них функционально различные зоны для отдыха и физической активности. Эклектизм в конце 19 века в созданных по немецким традициям парках выражался не только в формировании пейзажа, но также в построении и композиции спланированных насаждений.

Примечания

  • (..)

Список сокращений

  • BCB – Центральная библиотека Балтии
  • LM – Лиепайский Музей
  • LMMp – Музей завода «Лиепаяс Металургс»
  • LNB – Латвийская Национальная Библиотека
  • LVVA – Государственный исторический архив Латвии
  • SO – самоличный архив Силвии Озолы

Перевод с латышского языка

с сокращениями и незначительными изменениями

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 7194 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий