Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
История » Эпохи » Восхождение диктатора: как Карлис Ульманис к власти в Латвии приходил
03.03.2019 / Комментарии 0

Восхождение диктатора: как Карлис Ульманис к власти в Латвии приходил

 


85 лет назад – 3 марта 1934 года – на съезде Крестьянского союза Карлис Ульманис, как сообщалось в латвийских СМИ, пообещал укреплять демократический строй. До ульманисовского государственного переворота оставалось менее двух с половиной месяцев.

 

События развивались словно по заранее продуманному сценарию…

2 марта премьер-министр Латвии, лидер «Партии новохозяев» Адолфс Бледниекс подал в отставку с поста главы правительства.

Что примечательно, латвийские СМИ сразу же поняли, что стоит за этим шагом. Газета «Сегодня вечером» утверждала: причина в том, что крупнейшая партия правительственной коалиции – Крестьянский союз – решила сама выйти на авансцену и играть главную роль. 

 

На посту премьер-министра

3 марта состоялся съезд Крестьянского союза, на котором лидер этой партии Карлис Ульманис, по информации тогдашней прессы, пообещал укреплять демократический строй. 16 марта, в непростое для страны время, Сейм в очередной раз предоставил этому солидному, по мнению депутатов, политику пост премьер-министра.

Карлис Ульманис вернулся на пост главы правительства в ситуации, когда народ устал от «великой депрессии» – страшного мирового экономического кризиса. Впрочем, экономический подъем и в мире, и в Латвии уже начался. Однако народ еще не ощутил возвращения нормальной жизни.

В Риге усилился радикализм, обстановка была весьма тревожной. Не случайно 31 декабря 1933 года в Новогоднем радиообращении к народу президент Латвии

 

Президент Альберт Квиесис.

©Latvijas Nacionālā bibliotēka / Latvijas-Igaunijas Biedrības Mēnešraksts.

Альберт Квиесис вместо того, чтобы поднять согражданам настроение, испортил его печальным предупреждением: демократия находится в большой опасности!

Согласитесь, не самые приятные слова для тех, кто сидит за праздничным столом. Кого же опасались латвийцы? Кого угодно: националистов из числа балтийских немцев, молодежных отрядов социал-демократов, коммунистов-подпольщиков, ультраправых из «Перконкрустса» и много кого ещё…

 

Масла в огонь подлило заявление, сделанное в феврале 1934 года будущим почетным председателем Социнтерна, а в то время одним из лидеров ЛСДРП Бруно Калныньшем. Он прокомментировал события короткой гражданской войны в Австрии. Как известно, зимой 1934-го года в Вене пять дней шли бои между армией и боевыми отрядами социал-демократов, обе стороны применяли не только винтовки, но и пулеметы и гранаты, а армия к тому же – артиллерию, авиацию и броневики. Правительство, в конце концов, победило, это обошлось стране в тысячи убитых и раненых.

Солдаты правительственных войск в Вене, 12 февраля 1934.

© CC BY-SA 3.0. wikipedia / Bundesarchiv.

Так вот, Бруно Калныньш грозно предупредил: мол, если понадобится, латвийские социал-демократы будут сражаться так же стойко, как австрийские! Понятно, как восприняли такой прогноз простые обыватели.

 

«Укрепление демократического строя»

Нестабильной была ситуация и в соседней Эстонии. В начале марта в эстонском парламенте вдруг заговорили о возможном перевороте, не исключался приход к власти некоего генерала. Чтобы предотвратить переворот, правительство Эстонии ввело чрезвычайное положение, распустило парламент и политические партии. Такими мерами с грозящим переворотом в Эстонии боролись потом много лет.

На таком фоне в Латвии «Крестьянский союз» выглядел очень солидно. Карлис Ульманис и его соратники не делали никаких радикальных шагов, никого не пугали. Пожилой, полноватый Ульманис выглядел одновременно твердым и благодушным политиком. Казалось, что этот человек, один из основателей Латвийской Республики, сумеет защитить демократию, вывести страну из экономического кризиса, избежать крайностей.

Подозрение социал-демократов, не готовят ли сами «крестьяне» диктатуру, вызывало резкие возражения со стороны правых политиков. 16 января 1934 года во время дискуссии в Сейме соратник Ульманиса Альфред Берзиньш решительно уверял: совершенно необоснованы подозрения социал-демократов в том, что Крестьянский союз готовит диктатуру, а тем более вооруженный переворот.

Как было не верить столь солидным людям! Карлис Ульманис вновь стал рассматриваться как кандидат в премьер-министры. Вечером, 16 марта Сейм подавляющим большинством голосов назначил его главой правительства.

Новый премьер-министр стал энергично «укреплять» демократический строй. Через два месяца после своего назначения он объявил в стране чрезвычайное положение и распустил Сейм, приостановил деятельность политических партий.

Мотивировалось это двумя причинами: во-первых, радикалы угрожают совершить государственный переворот, и надо защищать демократию; во-вторых, Сейм оказался неспособен принять необходимые шаги для ликвидации хозяйственных затруднений.

 

Портреты Карлиса Улманиса и военного министра генерала Яниса Балодиса.

© Latvijas Nacionālā bibliotēka.

В манифесте, подписанном Ульманисом и военным министром генералом Янисом Балодисом, говорилось, что эти действия «не направлены против латвийской демократии», что переворот «даст нам Латвию, в которой не будет места ни классовой политике, ни политике вражды, где равными будут все деятельные сыны латвийского народа – крестьянин и горожанин, рабочий и служащий…».

  

«Подъем переворотом»

Итак, 15 мая 1934 года Карлис Ульманис совершил своего рода «подъем переворотом», водрузив себя на вершину власти. В Латвии его восторженно стали называть Вождем народа, признали премьер-министром и президентом в одном лице.

Политическим конкурентам Ульманиса не повезло. К примеру, лидер многочисленной ультраправой организации «Перконкрустс» Густав Целминьш был посажен в тюрьму, а потом выслан из Латвии; один из лидеров социал-демократов Бруно Калныньш также провел несколько лет в тюрьме и был выслан за границу. 

Карикатура «Игрушка большого Карлиса» из газеты «Aizkulises», 1933 год.

© Latvijas Nacionālā bibliotēka.

Проиграли все. Ульманис лишил работы своих же работодателей – проголосовавшие за его назначение главой правительства депутаты Сейма потеряли депутатские мандаты. Не у дел остались активисты «Крестьянского союза» – эта партия была запрещена, как и все остальные. Народ приучился безмолвствовать или одобрять – и многие в 1940-м году так и поступали. А самого Карлиса Ульманиса после 1940 года годах ждала трагедия и смерть.

 Александр Гурин, историк

Источник

Эту страницу просмотрели за все время 130 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий