Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
События » Политика » Неоднозначный праздник 4 мая
04.05.2018 / Комментарии 0

Неоднозначный праздник 4 мая


Республика 4 мая имеет самую запутанную и противоречивую историю, по сравнению с Республикой 18 ноября или Республикой 15 мая. Почти за три десятка лет она так и не смогла заслужить такого народного одобрения, как в своё время Республика 15 мая. Скорее, наоборот: наши политики, начав с обещаний вернуть к жизни демократические завоевания Республики 18 ноября, долго шатались из стороны в стороны, принимая законы, находящиеся в противоречии с демографической и экономической реальностью государства, потом отдали значительную часть суверенитета, вступив в Европейский Союз, который даже не имеет политических установок, но зато жёсткую политику сегрегации в экономике, и в конце концов пришли к жёстким ограничениям во внутренней политике времени Республики 15 мая. Население страны, не имея возможности на что-то повлиять, показало своё отношение ногами – уезжая прочь.

Все последние 28 лет наша страна не имела единой стратегии развития, принимавшиеся решения отвечали временным, сиюминутным потребностям, зачастую были навязываемы влиянием извне, политика опиралась на идеальные модели, не имеющие связи с реально существующими обстоятельствами.

Вместо единой латвийской нации – мечты всех стремящихся вернуться в первую половину 20 века, когда жизнь была гораздо проще и понятнее, – сегодня мы имеем ряд сообществ, каждое из которых оказалось разочарованным и в той или иной мере обманутым решениями правительства. За эти годы досталось всем – и латышским националистам, и латышским эмигрантским кругам, и умеренным латышским «почвенникам», и русскоязычному меньшинству (более трети населения страны); и производственникам, и крестьянам, и банкирам… Ни чьи идеалы не удалось воплотить в жизнь.

Видимо, поэтому и сам День Восстановления независимости Латвийской Республики не стал значимым для латвийского общества. Обычный красный день календаря, каких много.

 

Праздник, о котором не знают

4 мая 1990 года была принята Декларация о Восстановлении Государственной независимой Латвийской Республики, за которую проголосовали 138 депутатов из всего 201 депутата Верховного Совета Латвийской ССР. В декларации депутаты осудили включение Латвии в состав СССР, квалифицировав «военную агрессию» СССР 17 июня 1940 года как международное преступление, и провозгласили утратившей силу принятую 21 июля 1940 года Декларацию о вступлении Латвии в СССР. А также установили переходный период до восстановления независимости де-факто, что произошло 21 августа 1991 года. Над написанием Декларации работали депутаты разных национальностей – латыши, русские, белорусы, евреи. Для всех участников это время осталось в памяти как незабываемое событие.

Прошло 27 лет. За это время сменилось поколение, политически активного возраста уже достигли люди, родившиеся в независимой Латвии. И оказалось, что произошедшее 4 мая – момент рождения новой государственности латвийского народа – находится на периферии восприятия сознания жителей страны. Это праздник, значения которого просто не понимают.

Согласно ежегодным опросам населения, многие опрашиваемые не знают, что именно празднуется 4 мая, или путают его с другими праздниками. Например, в 2011 году 49 % опрошенных ответили, что считают 4 мая незначительным днем и не празднуют его. А 33 % считали этот день малозначительным, но иногда отмечали. В 2015 году только 2 % заявили, что 4 мая для них значимый праздник. В 2010 году 22 % респондентов думали, что 4 мая отмечается окончание Второй мировой войны.

В 2015 году министерство культуры, обнаружив, что латвийцы 4 мая не празднуют, решило воссоздать традицию 30-х годов (введённую совсем по другому поводу) – отмечать в этот день праздник Белой скатерти. Когда все вместе собираются за столом и отмечают праздник. Через год, в 2016 году 4 мая отметили уже 36 процентов жителей.

 

Праздник без названия

Этот праздник с трудом находил место в латвийском обществе. Сначала он даже не был выходным. И довольно долго его не получалось таким сделать. Кабинет министров 25 апреля 2000 года не одобрил объявление 4 мая выходным днем в честь десятилетия провозглашения независимости Латвии, а 13 ноября 2001 года комиссия Сейма по правам человека и общественным делам не поддержала предложения объявить 4 мая официальным праздничными днем. Он был просто памятным, под названием День подписания декларации «О восстановлении независимости Латвийской Республики».

Только 11 апреля 2002 года президент Вайра Вике-Фрейберга провозгласила поправки к закону «О праздничных и памятных днях», предусматривающее объявление 4 мая государственным праздником.

В конце ноября 2009 года президент Валдис Затлерс предложил переименовать его в День восстановления независимости. По этому поводу в Сейме много спорили, выступали депутаты Верховного Совета, предлагалось даже собрать всех, кто поддержал независимость – пусть они решают, как должен называться праздник. Высказывалось мнение, что Латвия восстановила независимость 21 августа 1991 года, когда начался процесс международного признания.

Обращались к опыту соседних балтийских стран. Например, депутат Сейма от ТБ/ДННЛ Дзинтарс Расначс (нынешний министр юстиции) выяснил, что праздник под названием День независимости в Эстонии отмечается 24 февраля – в честь события, случившегося в 1918 году. А вот день, когда 8 мая 1990 года эстонский Верховный Совет провозгласил независимость, не празднуется совсем.

Сейм утвердил переименование праздника только в 2011 году.

 

О претендентах на авторство

Все эти дискуссии были следствием внутриполитической борьбы и разного понимания истории различными политическими группировками, каждая из которых опиралась на те или иные политические мифы.

Одни, среди которых сильны позиции эмигрантов и их потомков, считают главным праздником 18 ноября. И придерживаются мнения, что именно эмигранты вдали от родины берегли в своих сердцах Латвийскую Республику и именно им удалось победить Советский Союз в холодной войне и возродить государство. В этой позиции очень заметно влияние политической идеологии США, в которой понятия «холодная война» и борьба с коммунизмом занимают значимое место.

В 1989 году в противовес Народному фронту возникла организация «Конгресс граждан». Его члены не поддерживали восстановление «режима 4 мая», утверждая, что из проголосовавших за независимость депутатов Верховного Совета более 30 были связаны с КГБ, а следовательно, принятое решение нелегитимно. Эта группа ведёт своё начало от советских националистов-диссидентов, а ещё раньше – от послевоенных «лесных братьев».

В апреле 1993 года наследница «Конгресса граждан» – партия ТБ\ДННЛ выступила против «избрания нелегитимного Сейма». А попав в первый Сейм, глава «тебешников» Марис Гринблатс заявил, что они пришли, чтобы «изнутри взорвать нелегитимный режим 4 мая».

Как ортодоксальные евреи не признают нынешний Израиль и считают, что его может создать только мессия, а не люди, так и радикальные националисты считают, что коммунисты и оккупанты из Верховного Совета Латвийской ССР не могли провозгласить истинную Латвийскую Республику. Сначала следовало провести деоккупацию, деколонизацию и дебольшевизацию.

В отличие от Народного фронта, Конгресс граждан все еще действует и даже проводит свои съезды. В 2015 году газета «Неаткарига Рита Авизе» опубликовала интервью с руководителями, в котором они сообщили, что поставленные задачи еще не выполнены: в Латвии осталось много бывших советских офицеров с семьями, не изгнаны незаконно въехавшие во время оккупации колонисты, да и бывшие чекисты и коммунисты еще у власти.

Однако сами бывшие чекисты и коммунисты утверждают, что именно они тайно боролись за независимость, состоя в рядах КПСС, потому что так было удобнее бороться. И результатом их борьбы стало 4 мая 1990 года, когда Латвийская Республика была восстановлена, причем ненасильственным способом. Этот день они «приближали, как могли». Их точка зрения вполне резонна, ибо именно на это была направлена деятельность руководства Компартии Латвии, начиная с 1959 года.

Первый председатель Народного фронта, молодой коммунист Дайнис Иванс, делегат 19-й партконференции КПСС, в ноябре 1988 года утверждал в интервью «Комсомольской правде»: «Ни о каком отделении речи вообще не может быть… В Латвии – я говорю это со всей ответственностью – нет такой политической силы, которая может осуществить выход из состава Советского Союза. Но, очевидно, мы должны думать о создании такой федерации равноправных, самостоятельных республик, для которых выход из состава федерации или исключение из нее было бы самым большим наказанием, самой большой бедой… Суверенитета мы будем добиваться для всех, я подчеркиваю, всех, и в интересах всех жителей нашей республики, независимо от их национальности».

Возможно, Иванс обманывался. А скорее, искренне верил тому, что говорил, но дальнейшие внешнеполитические события внесли коррективы в планы его и его единомышленников. Во всяком случае, накануне нынешнего праздника он призвал «переименовать всё советское». Налицо отсутствие твёрдых убеждений и открытость влиянию со стороны.

 

Признание: это был путь лицемерия

Если Дайнис Иванс с соратниками обманывались, то обманывали и русских избирателей. Уже после принятия декларации о независимости по телевидению на русском языке выступил председатель Верховного Совета Анатолий Горбунов, бывший секретарь ЦК Компартии Латвии по идеологии. «Декларация не закрывает двери ни для диалога в республике, ни для диалога в Москве. Она к тому же гарантирует всем жителям Латвии в любом случае, если даже они и не пожелают принять гражданство республики, полные права в соответствии с общепризнанными международными нормами», – заявил он.

В самой декларации, в 8 пункте, было записано: «Гарантировать гражданам Латвийской Республики и других государств, постоянно проживающим на территории Латвии, социальные, экономические и культурные права, а также политические свободы, отвечающие общепризнанным международным нормам прав человека. Это в полной мере относится к тем гражданам СССР, которые выразят желание жить в Латвии, не принимая ее гражданства». Что на самом деле вышло – известно. Этот Верховный Совет лишил избирательных прав часть тех, кто его выбирал. А тех депутатов, кто голосовал против принятия Декларации, Верховный Совет в 1992 году лишил мандатов.

Стало знаменитым высказывание Андрея Пантелеева, главы партии «Латвийский путь»: «Теоретически у латышей была возможность бороться за свою независимость с оружием в руках. Это привело бы к кровавым столкновениям. Гораздо разумнее выглядел другой путь – попытаться легальными средствами проникнуть в существовавшие в то время структуры власти, а для этого необходимы были голоса, ведь тогда голосовали все жители Латвии. И мы сознательно говорили, что наша цель – так называемый нулевой вариант. Но это была сознательная ложь, которая помогла избежать человеческих жертв».

 

О тех, кто больше всех выиграл

Дайнис Иванс ныне позволяет себе говорить неполиткорректные вещи, что в современной Латвийской Республике строго возбраняется. В 2010 году, когда отмечалось двадцатилетие декларации, депутаты не разрешили бывшему лидеру Народного фронта выступить на торжественном заседании в Национальной опере.

Когда отмечалось двадцатипятилетие декларации, председатель Сейма Инара Мурниеце в своей речи сказала: «Используя финансовые средства коммунистической партии, КГБ и комсомола, а также свои прежние связи, конформисты и коллаборационисты советского времени превратились в состоятельных предпринимателей. И они не думают об интересах государства и народа и продолжают угрожать стратегическим интересам государства, заключая опасные для него сделки».

Это можно было понять и как намек на тех самых депутатов Верховного Совета, что приняли декларацию о независимости. Среди них были и партийные функционеры, и чекисты, и тем более коллаборационисты – они ведь избирались в Верховный Совет Латвийской ССР. Известно, что многие из них резко подняли свой личный уровень благосостояния.

К тому же, по закону от 4 мая 1999 года, как голосовавшим за независимость им полагается специальная государственная пенсия в размере восьмидесяти процентов от пенсии депутатов Сейма, а также свободный вход в здание Сейма, специальный нагрудный знак и материальная поддержка по требованию. У них есть своя организация – «Клуб декларации 4 мая». Его возглавляет Велта Чеботаренока, бывший вице-президент «Банка Балтия», обманувшего тысячи вкладчиков.

О последующих делах тех, кто голосовал за декларацию независимости, известный журналист Янис Домбурс снял фильм «Республика 4 мая». Он проследил, сколько депутатов Верховного Совета было в разных Сеймах и сколько вреда они нанесли стране. Их участие в денационализации, офшоризации, взяточничестве в особо крупных размерах и, конечно же, в том, что в латышском языке обозначается русским словом «prihvatizacija».

«Достигнуты ли продекларированные 4 мая 1990 года цели?» – спрашивает автор фильма. И не находит положительного ответа. Латвийское телевидение отказалось показывать этот фильм 4 мая 2015 года.

 

О наиболее пострадавших

Получается, что депутаты Верховного Совета обманули всех. И тех, кому обещали равноправие всех национальностей и языков. И тех, кому обещали латышскую Латвию. И тех, кто верил, что у нас будут европейские зарплаты и пенсии.

Поэтому неудивительно, что и впоследствии латвийские политики также продолжали обманывать. И Ельцина, и чиновников Евросоюза, и покупателей видов на жительство, и арабских беженцев, и друг друга, и, конечно же, собственных жителей.

Бывшая заместитель председателя Народного фронта, а ныне евродепутат Сандра Калниете посетовала в газете «Латвияс авизе»: «К сожалению, Латвия упустила возможность после возобновления независимости более радикально осуществить переход на латышский язык обучения в русских школах. Тогда Россия была слаба… Правительство Латвии и Верховный Совет в то время боялись возможных гражданских протестов, но, если бы мы это сделали, может быть, общество это приняло бы легче».

Из книги депутата Верховного Совета от того же Народного фронта Владлена Дозорцева можно узнать, что было во время визита к Ельцину 24 августа 1991 года. Президент России интересовался у латвийской делегации отношением русских к независимости Латвии. Дозорцев уверял, что большинство русских независимость поддержали. На что Ельцин сказал: «Ну, не обижайте русских. Их у вас много». Анатолий Горбунов пообещал, Ельцин подписал указ о признании государственной независимости Латвийской Республики.

И вот сразу после этого, по мысли Сандры Калниете, следовало радикально перевести русские школы на латышский язык. Обмануть старика. И теперь она жалеет, что не обманули.

По итогам деятельности политической элиты Латвии в течение 28 лет мало у кого поворачивается язык сказать, что история Республики 4 мая привела к налаживанию процессов созидания и развитию народного хозяйства страны. Из-за разрушенной экономики население сокращается, а активное трудоспособное население уезжает за рубеж. Тем временем, прогноз развития Европейского Союза на ближайшую перспективу показывает, что единственным способом обеспечить жизнеспособность и конкурентоспособность Европейского Союза в условиях меняющегося мира является дальнейшее ограничение суверенитета государств-членов ЕС.

 

Наша Лиепая

с использованием материалов Источник

 

Эту страницу просмотрели за все время 341 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий