Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
История » Архитектура » История собора Александра Невского, построенного и снесённого
08.10.2014 / Комментарии 0

История собора Александра Невского, построенного и снесённого


Случилась эта история в Либаве в первые десятилетия 20 века. В то время этот город был четвёртым по грузообороту портом в Российской империи, рядом с ним находился и продолжал строиться большой военный порт, носивший имя императора Александра III. Либава в то время по своей значимости в масштабах всей России вполне могла сравниться с Владивостоком.

Деятельность торгового порта обеспечивала город различными товарами и давала обширные возможности по сбыту готовой продукции. Либаво-Роменская железная дорога обеспечивала транзит грузов из развитых промышленных и сельскохозяйственных районов страны к порту на Балтике и далее их экспорт в Европу. Не удивительно, что в Либаве того времени активно строились заводы и фабрики, открывались торговые фирмы и консульства различных европейских государств.

Работал пассажирский порт, существовало единственное в России прямое судоходное сообщение с Соединёнными государствами Америки – портами Нью-Йорком и Галифаксом, через Амстердам.

С середины 19 века получила развитие курортная зона. Развивалась она по особым правилам, принятым именно в Российской Империи, в результате отдыхающие на Балтике пользовались такими преимуществами, каких не было, скажем, у соседей – на курортах в Пруссии в нескольких сотнях вёрст к югу по побережью. О градостроительных особенностях Либавского курорта наш портал ещё расскажет.

Вид на центр Либавы в 80-е годы 19 века с башни церкви святой Троицы. На переднем плане внизу – Новый рынок, сейчас здесь площадь Роз. Вдали мельница на месте нынешнего здания городской думы, рядом с мельницей – католическая церковь святого Карла, через несколько лет прямо над ней и рядом с ней построили нынешний собор святого Иосифа (Язепа).

Богатые горожане строили новые дома. По мощёным улицам на рубеже веков побежал первый в Прибалтийских губерниях электрический трамвай. Городская управа возводила новые общественные здания, в основном курортного назначения, но и новый крытый павильон Петровского рынка, Новый рынок закрыли, разбив на его месте площадь, названную в честь цветов розы. Ещё в конце 19 века у моря, почти за городом была выстроена принадлежащая городу больница (сейчас это Приморская больница, объединившая в себе психоневрологическую и онкологическую).

Не были забыты и духовные нужды горожан – в Либаве обустраивались уже существующие католические и лютеранские храмы. На строительство военного порта прибыли тысячи людей из русских губерний, многие из них осели, остались жить в Либаве, вместе с ними приехали и морские офицеры, матросы – появилась необходимость в новых православных храмах. Количество православных верующих неуклонно росло и к началу 20 века составило 10 000, в первое десятилетие нового века их число продолжало расти. На всех храмов отчаянно не хватало, в городе существовало всего три небольших православных церкви.

Кургаузский проспект в начале ХХ века, вид от Курортного заведения (Кургауза) на восток. Слева, за деревьями, на месте второго и третьего зданий и было выбрано место для нового православного собора.

На территории военного порта в это время уже строились новые церкви. Один только Морской Свято-Никольский собор, освящённый в 1903 году, вмещал в себя около 1500 человек. Кроме большого собора, в порту было ещё несколько совсем маленьких православных церквушек при воинских казармах. Однако пользоваться им могли только военные, горожанам туда вход был заказан. То же относилось и к Покровской церкви, располагавшейся ещё севернее, в Лиепайской крепости (район нынешних улиц Виестура и Терветес).

Учитывая это обстоятельство, в 1901 году по инициативе городского самоуправления начался сбор пожертвований на возведение нового городского собора. Либавская дума усиленно искала место для нового храма, это оказалось не так-то просто.

Первую идею о возведении собора в Новой Лиепае отклонили ввиду «неказистости местности». Подходящее место нашлось в центре, на улице Лиела, напротив церкви Св. Троицы, но тут вмешался владелец земельного участка Пухерт и запросил за землю баснословную цену в 50 000 рублей золотом. Оно и понятно, немцы не хотели видеть напротив своего храма символ русской власти.

Проект собора в Лиепае работы архитектора Шретера.

В качестве альтернатив рассматривались площадь Роз, участок у пляжа и несколько других участков. В конце концов, место для храма нашли на Аллейной площади у Кургаузского проспекта. К 1910 году было собрано достаточно средств, и городская управа объявила конкурс на проект здания собора.

Было решено, что храм получит имя Александра Невского и будет одновременно памятником императору Александру III.

На конкурс пришло множество работ в совершенно разных вариациях, но все они использовали столь любимый покойным императором неорусский стиль. 22 марта в Либаву прибыл Курляндский губернатор Набоков и определил победителя: им стал проект архитектора Кричинского.

Проект собора в Лиепае работы архитектора Кричинского.

Степан Самойлович Кричинский родился под Вильно (Вильнюс, Литва) и окончил Институт гражданских инженеров в Петербурге. С 1900 года работал в качестве главного архитектора в управлении пограничной стражи России. Большинство проектов всех строящихся зданий и сооружений в управлении пограничной стражи велись под руководством Кричинского. К началу конкурса на строительство собора-памятника Александру III Степан Самойлович уже успел построить не одно здание. Так, с 1909 года по его проекту в Санкт-Петербурге возводили большую соборную мечеть, а с 1913 года по его проекту строился так называемый «Фёдоровский городок» в Царском Селе.

Приехав в Либаву и осмотрев место возведения собора, Кричинский понял, что его проект, выполненный в традициях архитектуры времён Киевской Руси, никак не подходил для расположенного на берегу Балтийского моря городу.

Архитектор немедленно разрабатывает новый проект, в котором комбинирует архитектуру новгородских храмов с элементами стиля модерн. Новгород издревле был торговым партнёром Ганзейских городов, а модерн царствовал в Либаве уже с конца 19 века. Так что такое сочетание показалось Кричинскому вполне приемлемым. Огромный храм венчали пять глав – символизирующие Христа и четырёх евангелистов, а над входом Кричинский спроектировал высокую колокольню.

Новый проект работы Кричинского, воплощённый в жизнь.

30 августа 1912 года состоялась торжественная закладка храма. В старой Александро-Невской церкви на Улиховской улице состоялся торжественный молебен в присутствии городской администрации и почётных гостей, а также торжественно был освящён закладной камень. Затем торжественная процессия отправилась к месту закладки собора. В основание будущего храма под звуки военного оркестра каждый из почётных гостей заложил кирпич со своими инициалами.

Так началось строительство собора-памятника, чьи башни должны были приветствовать всех приезжающих в город со стороны моря.

Закладной камень собора.

Возведение храма шло быстро, к 1914 году были готовы все стены и шесть башен уже возвышались над окружающей застройкой. В строительстве использовали самые передовые методы, к кирпичной кладке добавились конструкции из железобетона.

К сожалению, в судьбу храма вмешалась Первая мировая война. С приближением линии фронта из города были спешно эвакуированы предприятия, укрепления военного порта были взорваны, а город обезлюдел. Остановилось и строительство на Кургаузском проспекте. Казалось, что война кончится и оно возобновится, но, к сожалению, этому не суждено было случится.

Ситуация в городе резко поменялась. Больше не было Российской Империи. В 1918 году город, сменивший название на Лиепаю, стал портом независимой Латвии. От прежних 100 000 жителей осталось неполная половина.

На продолжение строительства огромного собора не было средств, да и нужды в таком колоссе не стало. Пустые стены, так и не ставшие храмом, стояли заброшенными. Единственным обитателем недостроя стал некий бродяга – отставной матрос Сергей Сухопаров. Что делать с собором никто не знал.

Вид на послевоенную Лиепаю со стороны 6-й батареи береговой артиллерии, 1920-е годы. Сейчас ровно на этом месте находится стадион «Олимпия», на месте рва проходит улица Лочу. Справа, на дальнем плане видны башни недостроенного собора.

В 1923 году в Лиепае было организовано общество «Курземский музей» во главе с художником Янисом Судмалисом. Общество решило открыть в городе музей, и активисты общества попытались было получить право разместить его в недостроенном соборе. Однако городское управление в этой идее им отказало. Вскоре музейщики нашли себе другое здание неподалёку, где теперь и располагается Лиепайский городской музей. Летом того же года городская управа выставила долгострой на аукцион, предлагая снести здание, но покупателей не нашлось.

Здание собора в конце 1920-х годов со стороны проспекта Курмаяс. На переднем плане можно увидеть рельсы трамвайной линии, прослужившей до июля 1941 года.

И тут о храме вспомнила Латвийская православная церковь. Помня о часовне в память о чудесном спасении императора Александра III, стоявшей на Привокзальной площади в Риге и снесённой городскими властями, несмотря на многочисленные протесты православной общественности и простых горожан, её представители попытались вернуть себе недостроенное здание.

Это оказалось не так-то просто, ведь участок под ним принадлежал городу, да и строительство велось на городские средства. Судебная тяжба между церковью и городом тянулась вплоть до 1927 года, когда здание окончательно присудили церкви. Синод православной церкви намеревался назначить новую строительную комиссию и закончить храм.

Увы, церковный синод переоценил свои силы. В 1928 году стало ясно, что денег на продолжение строительства нет и найти необходимые 8 000 латов нет никакой возможности. Поэтому было принято решение всё-таки вернуть здание городу с условием, что там будет оборудован музей.

Башни собора, возвышающиеся над деревьями Кургаузского проспекта. Фотография второй половины 1920 годов.

В 1930 году лиепайская городская дума озаботилась культурной жизнью города, вновь ставшего ещё и курортом. По их приглашению в Лиепаю приехал знаток в сфере акустики, профессор берлинского университета по фамилии Бюль. Его главным образом интересовала акустика церкви св. Троицы и музыкальной эстрады, находившейся в саду Курортного заведения. По дороге глава города завёз почётного гостя осмотреть недостроенное здание собора. Вердикт профессора был прост: «Здесь, учитывая курортный статус Лиепаи, следует устроить... казино». Правда, подумав, он добавил: «А вообще, если отделить пространство под центральным куполом от боковых приделов, то получится замечательный зал для органной музыки человек эдак на 800».

Здание собора в 1936 году.

При осмотре здания, однако, было констатировано, что стены сильно пострадали от непогоды, в высокое здание не раз попадала молния, с крыши сыпались кирпичи, а боковые стены покрылись трещинами.

Устраивать в недостроенном храме концертный зал или казино не стали, здание считалось аварийным и его откровенно опасались. Последняя попытка хоть к каким-нибудь нуждам приспособить здание была предпринята в 1934 году, когда было предложено устроить в нём водонапорную башню, но и эта затея ничем не увенчалась.

В 1936 году здание признали ветхим и решили всё-таки сносить.

Снос здания собора.

Начался снос с конфуза. Оказалось, разбирать «ветхое» здание было невозможно. Железобетон никак не поддавался, поэтому решили строение взорвать.

В стены заложили 18 зарядов взрывчатки общим весом около 20 килограммов, и… ничего кроме громкого хлопка не вышло. Стены собора даже не шелохнулись. В следующий раз заряд удвоили, и только тогда часть стен просела, но не более.

Весь ноябрь и декабрь Лиепаю сотрясали мощные взрывы, в окрестных домах лопались окна и электрические лампочки, а ближайшие от недостроенного храма здания обстреливало битым кирпичом. Признанная аварийным постройка оказалась намного прочнее, чем предполагали городские строительные инженеры.

Разрушенные башни собора.

Зимой 1937 года несущие стены не выдержали издевательств и две железобетонные башни собора обрушились. Что интересно, ударившись о землю, они остались практически невредимыми.

Оставшиеся башни рушиться не хотели, их пробовали свалить при помощи цепей и техники, но цепи неизменно рвались. Тогда строители пошли на хитрость: в основание стен были пробиты пазы и туда вставили деревянные балки. Затем их облили бензином и подожгли. Когда эта конструкция сгорела, последние башни рухнули в 4-х метровую крипту собора. Так пал последний бастион «Лиепайского Алькатраса».

На этом можно было бы и закончить историю, но Православная церковь объявила, что хотела бы получить закладной камень и находящиеся в нём документы. Начались поиски этого клада. Под алтарной частью камня не оказалось, и вскоре рабочие потеряли к сомнительному богатству всяческий интерес. Случайно камень всё-таки нашли, в нём, в небольшой выемке хранилась небольшая серебряная коробочка с несколькими монетами и описанием торжественной закладки собора. Куда всё это потом делось, не ясно.

Кирпич, который добыли при разборке стен собора, разошёлся по Лиепае. То, что нельзя было использовать в строительстве, пошло на мощение улиц и укрепление дамб в Приморском парке.

Лиепайчане трепетно придерживаются легенды о том, что гранитные блоки от разрушенного собора Александра Невского пошли на строительство здания Новолиепайской лютеранской церкви, что стоит ныне на улице Бривибас, оставаясь так же недостроенной. Но в её правдоподобии приходится сомневаться, поскольку к тому времени, когда начался снос православного собора, монументальное здание церкви, возведённой в строгом романском стиле, кстати, тоже с применением железобетона, уже было почти закончено.

История недостроенного храма стёрлась из памяти горожан. О том, что в Лиепае строился такой колосс, уже никто не помнит. Старшие поколения ушли, не передав память о нём новым поколениям. Для сегодняшних школьников новость о некогда строившемся соборе – большое откровение.

После войны, в 50-е годы на месте храма и ближайших, деревянных, сожжённых во время войны курортных дач были построены добротные, двух-, трёх- и четырёхэтажные дома для работников 29-го судоремонтного завода. Это дома сталинских проектов, так называемые «дома социалистического города» – с высокими потоками, просторными лестничными клетками, просторными комнатами. В Лиепае таких домов было построено мало, и те, кто в них не живёт, завидуют тем, кому посчастливилось в них обитать.

Сегодня очень трудно сказать, что было бы, если бы храм-памятник Александру III всё-таки закончили. Скорее всего, он разделил бы судьбу своего собрата в военном порту и со временем смог бы стать украшением города под липами, но судьба распорядилась иначе.

Возможно, Лиепая оказалась просто не готова к такому щедрому дару. Жаль, что эта история нас ничему не научила, и сегодня многие проекты, начатые в прошлом, так же бездарно превращаются в безликую кучу кирпичей. Это относится как ко многим историческим зданиям в центре города, к тем же деревянным историческим дачам в районе парка, так и, конечно, к архитектурным шедеврам района военного порта.

На основе материалов gazeta.lv,

с дополнениями и исправлениями Наша Лиепая

<< Предыдущая Эту страницу просмотрели за все время 5529 раз(а) Следующая >>


Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий