Вход на сайт / Регистрация RSS Контакты
Библиотека » I. Аннотация.

Методическое руководство: «Либерализация: единственный путь деинституциализации и одна из возможных стратегий социальной политики Латвии»

Автор-составитель Валерий Бражник

Центр альтернативной заботы «Дом милосердия». Вентспилс, 2009 год.


 

I. Аннотация.

 

Деинституциализация – это общественный процесс и совокупность реформ, направленных на ликвидацию или уменьшение специальных стационарных учреждений (детских домов, исправительных колоний, психиатрических больниц и т. п.). В условиях, когда нация сжимается, словно шагреневая кожа, пренебрегать теми, кто в утробе матери приобрёл ограниченные возможности психического здоровья, социальными сиротами, большинство из которых инвалиды детства – просто преступление.

Проведение политики деинституциализации требует постановки общей цели, задач, определения перечня мероприятий (плана), направленных на достижение намеченных цели и задач. Необходимо определить показатели (индикаторы) для объективного измерения успешности реализации программы.

XIX век во всем мире характеризуется созданием крупных учреждений (психиатрических больниц, психоневрологических интернатов), предназначенных для ограничения свободы людей с той формой человеческой «инаковости», которая представлялась болезнью. Возьмем, к примеру, туберкулезные санатории и инфекционные больницы. Все они создавались по образу и подобию лепрозориев Средневековья. Преобразование психиатрии из дисциплины, назначением которой являлось содержание в изоляции, в дисциплину, ориентированную на социальную интеграцию «других/ненормальных», не могло произойти до осознания обществом иррациональности страха перед «другими».

Психиатрия, как Янус, всегда имела два лица: лечение и контроль. В предшествующей истории определяющим всегда был контроль. Ради контроля создавались психиатрические институты. Он обеспечивался в ущерб лечению, само лечение осуществлялось для обоснования права на контроль: «безумие требовало лечения», а отказ от лечения служил основанием для применения насилия и контроля. Контроль в разных странах, в разные эпохи был более или менее жестким, количество граждан, подлежащих ему, сильно варьировалось — от тяжелых случаев «людей, утративших связь с реальным миром» до инакомыслящих, «утративших идеологическое единство с социумом».

Сейчас не вызывает сомнений, что предпосылкой всякого эффективного лечения является отход от идеи полного контроля. Смягчение контроля, сворачивание его систем, предусматривающих тотальную дискриминацию обитателей психиатрических больниц, происходило под лозунгами социальной интеграции и реабилитации и вне зависимости от успехов биологической психиатрии привело к повышению эффективности психиатрической помощи.

Деинституциализация психиатрии как очередная общественная утопия должна укорениться в реальной действительности и привести к конкретным изменениям, после чего она имеет шанс стать новой идеологией отношения общества к психической ненормальности.

 

А. Деинституционализация психиатрии.

 

Деинституционализа́ция — процесс реформирования психиатрической службы, начавшийся в ряде западных стран в 50-х годах XX века. Заключается в широкомасштабном сокращении числа психиатрических коек и психиатрических больниц с параллельным развитием различных форм внебольничной помощи психически больным, выписываемым из психиатрических стационаров. Это должно предотвратить развитие у пациентов госпитализма, ущемление их прав и отрыв от общества.

Основа деинституализации: повышение статуса граждан, наделение их скорой помощью, прояснение вопросов связанные с ними, для общества. Это затронет реформирование всего государственного строя, т.к. хоть и теневая психиатрия, но очень властна. Замечу, психиатры всегда себя считают правыми и сложно с ними тягаться, поскольку их статус в обществе повелительный и прикрытый невидимыми нитями. Для начала деинституализации надо разобраться в том, что есть, т.е. узнать механизм интеграции психиатрии в государстве.

а). Деинституционализации во многом способствует *антипсихиатрическое движение, заключающееся в замене длительного пребывания в психиатрических больницах *психиатрической помощью, оказываемой по месту жительства.

в). Антипсихиатрическое движение возникло на фоне *широкого общественного недовольства по поводу злоупотреблений и неудовлетворительных условий содержания пациентов в психиатрических больницах.

с). В основе деинституционализации лежит озабоченность по поводу плачевных условий содержания больных в государственных психиатрических больницах и стремление улучшить их материальное и социальное положение, а также сделать психиатрическую помощь более гуманной и более эффективной в медицинском и финансовом плане.

Наиболее значительные темп и результаты процесса деинституционализации психиатрической помощи отмечены в Италии, где в 1978 году был принят Закон 180 (Закон Базальи), положивший начало данному процессу.

П.1. Основу для процесса деинституционализации заложили деятельность и работы итальянского профессора Франко Базальи: «Ликвидация психиатрической больницы как места изоляции», «Учреждение, подлежащее ликвидации», «Закрытие психиатрической больницы» и другие. Все теоретические работы Базальи направлены на реализацию единственной практической цели — сделать невозможным использование психиатрии в качестве института изоляции.

■ «Ликвидация психиатрической больницы как места изоляции» Базалья писал о нивелировании человеческих качеств пациентов психиатрических больниц, а также о крайне негативном влиянии изоляции на их социальную и психическую жизнь:

«С тех пор как вокруг него вырастает стена в связи с помещением в психиатрическую больницу, больной переходит в новое измерение эмоциональной пустоты…; его помещают, таким образом, в пространство, которое, будучи изначально предназначенным для его усмирения и одновременно излечения, в действительности выступает как место, созданное, как ни парадоксально, для полного стирания его личности, как место его превращения в безликий предмет. Если психическое заболевание представляет собой, в самой своей сущности, утрату личности и свободы, то в психиатрической больнице больной не находит для себя ничего иного, кроме места, где он будет совершенно забыт, превращённый в воплощение болезни и монотонного ритма больничной жизни. Полное отсутствие планов, утрата будущего, постоянное нахождение под чужой опекой без малейшей личной инициативы, придание его дню размеренности и почасового распорядка, диктуемых исключительно организационными требованиями, которые как таковые не могут полностью подходить для отдельного индивида и учитывать личные потребности каждого, — вот тот механизм изоляции, на основе которого движется жизнь в психиатрической больнице».

Как писал Базалья в 1967 году в своей работе «Что такое психиатрия?», в психиатрической больнице «больной не существует (даже когда благополучие больного провозглашается целью всего учреждения), надолго оставаясь в пассивной роли, которая сводит его к номерному коду и уничтожает его».

Комментируя данное высказывание Базальи, дель Джудиче пояснила, что помещение в психиатрическую больницу лишает больного гражданских и политических прав, свободы и жизненных сил, возможности участвовать в социальной деятельности, связей и статуса, поскольку с утратой всех индивидуальных особенностей *он превращается в объект надзора и насилия.

Вышедшая в 1968 году работа «Учреждение, подлежащее ликвидации» о психиатрической больнице в Гориции, в которой началась реформаторская деятельность Базальи, вскоре стала одной из знаковых книг *итальянской оппозиции. В течение первых четырёх лет после её выхода в печать было продано шестьдесят тысяч экземпляров.

П.2. В настоящее время в Италии, Швейцарии и *Швеции ликвидированы все психиатрические больницы. Деинституционализация в трёх этих странах прошла наиболее успешно. В США в ходе деинституционализации с 1955 по 1998 г. количество коек в государственных психиатрических больницах сократилось с 339 до 21 на 100 тыс. населения.

В России процесс деинституционализации психиатрической помощи начался с опозданием на несколько десятилетий, проходит недостаточно быстрым темпом и имеет свои особенности. С 2003 по 2006 год количество коек сократилось с 192 тыс. до 166 тыс. Психиатрические больницы не ликвидируются. Отделения перепрофилируются под дневные или ночные полустационары.

Тем не менее, в некоторых странах Европы психиатрическая помощь по-прежнему оказывается по преимуществу в крупных психиатрических больницах. В отчёте, подготовленном по итогам конференции ВОЗ (январь 2005), отмечалось: «Как и вся политика общественного здравоохранения в целом, политика в области охраны психического здоровья страдает от повышенного внимания к службам неотложной помощи на базе стационаров, которым продолжает предоставляться большая часть ресурсов и придается особое значение». По данным на 2005 год, в психиатрических стационарах всё ещё продолжает оставаться свыше двух третей больничных коек в Европе.

Процесс деинституционализации включает в себя:

постепенное сокращение количества психиатрических больниц и койко-мест в них (в ряде стран — вплоть до полной ликвидации);

развитие специальных служб для оказания помощи группе неинституционализированных больных психиатрического профиля;

● перевод пациентов, живущих в психиатрических больницах, на альтернативные виды помощи по месту жительства;

● предотвращение возможных случаев поступления больных психиатрического профиля в стационар и направление их в различные альтернативные службы.

П.3. В основе деинституционализации лежит озабоченность по поводу неудовлетворительных условий содержания больных в государственных психиатрических больницах, стремление улучшить их материальное и социальное положение, а также сделать психиатрическую помощь более гуманной и более эффективной в медицинском и финансовом плане. Результатом деинституционализации является переход от институциональной психиатрии, которой свойственно множество недостатков, к неинституциональной.

Сравнительные исследования показали, что содержание инвалидов в крупных учреждениях имеет много негативных последствий, и способствует применению медицинского подхода к инвалидности. Наиболее значительные выявленные недостатки включают изолирование и отделение от общества, нехватку соответствующих программ лечения или (ре)абилитационных программ, которые могли бы позволить инвалиду делать успехи и реализовывать свой потенциал по максимуму. К тому же в крупных учреждениях зачастую не хватает персонала, и разные несовместимые целевые группы помещаются вместе, что затрудняет процесс предоставления качественных услуг.

► Наконец, безличное окружение и нехватка личного пространства ставят под угрозу такие основополагающие понятия, как права человека, этические принципы и самоопределение. По этим причинам, а также *благодаря сильному влиянию социальной модели инвалидности, многие страны начали систематически сокращать число инвалидов, помещенных в лечебные учреждения, и организовывать децентрализованные услуги на базе сообщества.

Во – первых, важно заметить в данной ситуации, что некоторые люди/организации стремятся свести процесс «деинституализации» к закрытию крупных лечебных заведений, либо они придают чрезмерное значение этому аспекту.  Несмотря на то, что обычно *крупные лечебные заведения не соответствуют принципам современной социальной модели инвалидности, каждый случай должен быть тщательно разобран, и проведена оценка того, как повлияет на инвалидов и их семьи закрытие учреждения. Это означает, что закрытие таких заведений должно сопровождаться появлением альтернативных услуг во избежание того, что услуги просто перестанут существовать.

Во-вторых, закрытие крупных заведений должно рассматриваться как средство для достижения цели (повышение качества услуг для инвалидов), а не как самоцель. Наконец, каждый инцидент (закрытия) должен рассматриваться в отношении макро контекста, так как резкое линейное закрытие слишком большого числа крупных заведений приведет к разрушению данного сектора с вытекающими негативными последствиями для инвалидов.

В – третьих, основополагающее замечание по принципу «деинституализации» заключается в том, что для организации альтернативных услуг на базе сообщества недостаточно предоставить подходящее помещение, мебель и оснащение. В основе таких услуг должны всегда лежать *принципы равных возможностей, междисциплинарных интервенций, партнерских отношений и т. д., а перемена в мышлении/отношении даже более важна, чем материально-технические аспекты. Сотрудники организаций и служб должны регулярно проходить специальные учебные курсы с целью сохранения и повышения своей квалификации.

П.4. В большинстве стран, процесс деинституализации проводится на основании приведенной ниже стратегии:

Изменить общественное мнение и мобилизовать поддержку со стороны общества. Возможно проведение многосторонней общественной информационной кампании с целью донесения информации об услугах на базе сообщества до общественности, политиков, руководителей, и сотрудников крупных лечебных заведений.  

Укрепление ориентированной на сообщество инфраструктуры социального обеспечения. Необходимы школы для обучения социальной работе сотрудников крупных лечебных заведений, локальные офисы социальной помощи, новые программы по социальному обслуживанию на базе сообщества, а также государственные чиновники, осуществляющие надзор над всеми этими программами. За прошедшие годы были созданы достаточно успешные базовые программы по социальной работе во многих странах с переходной экономикой.

Однако многие программы стали бы эффективнее при наличии дополнительных обучающих поездок, технического обеспечения, а также обучения базовым навыкам социальной работы и специфике услуг. Они бы выиграли от совместного взаимодействия при проведении учебных курсов или исследований по разработке новых программ социального обслуживания.

Важным элементом инфраструктуры социального обеспечения является усиление роли неправительственных организаций (НПО) и их взаимодействие с государственным сектором, которое должно развиваться.  

Организовать пробные (пилотные) проекты социального обслуживания на базе сообщества. Использование пилотных проектов с целью развития социального обслуживания на базе сообщества имеет много преимуществ:  

Возможность начать диалог по политике. Каждый *пилотный проект мог бы проводиться совместными усилиями правительства, муниципалитета, доноров, и НКО, с совместным участием в покрытии издержек на инвестиционные фонды, обучение и текущие расходы. Наиболее эффективные и устойчивые программы основаны на участии граждан, включая членов семей, самих пользователей услуг и специалистов.

Организация альтернативных услуг на базе сообщества параллельно с закрытием крупных лечебных заведений. На новые службы должен выделяться по меньшей мере такой же объем финансирования как и на крупные учреждения, а *существующее законодательство должно способствовать и облегчать их функционирование. Используя такой пошаговый подход, государство должно постепенно создать национальную систему социального обслуживания на базе сообщества.

Как последний этап стратегии деинституализации, *политики должны обеспечить инвалидам возможность «осознанного выбора» касательно услуг на базе сообщества. Сюда входят ориентированные на человека механизмы финансирования (включая систему индивидуального бюджета), а также упрощение и уточнение ролей и обязанностей в сфере инвалидности.  Однако одной из наиболее важных мер является предоставление инвалидам *достаточной информации по существующим услугам, их целям и качеству.

П.5. Что дает деинституализация.

5.1. Первые исследования умственной отсталости. Первые усилия в области этнографических исследований умственной отсталости, относятся к периоду проведения в странах Европы и США политики деинституциализации.

5.2 Говоря о деинституализации, заметим, что началась в 18-ом веке институализация, во Франции. Это было неоднозначным решением и нацеливалось, впрочем, как обычно, на благо. Но когда она стала происходить по всему миру, с лукавой улыбкой налетели врачеватели, со своим способом лечения и абсолютной безнаказанностью «лечили» людей, запертых в таких строениях.

Это был выброшенный класс людей, абсолютно деградирующийся и не несший сопротивления. В те времена, когда были монархи, конформизм и сильная сплоченность во мнениях, взглядах людей, сложно было выжить и не психически больным.

► Если ты другой, то тебя пытаются уничтожить, изолировать, что и случалось повсеместно в мире.

5.3. Развитие антипсихиатрии начинается примерно с появления медикаментозного лечения — 50-е года 19 века. Это случилось из-за развития гражданского общества в Америке и позднее в Европе.

► Когда народы проявляют инициативу и имеют некоторые политические взгляды, то в государствах начинается процесс перестройки политики.

Деинституализация в области психиатрии, есть изменение шаблона отношения к тем, ради кого были созданы стены с решетками. Процесс конечно это сложный и опасный, затрагивающий сложившееся в сфере помощи людям. Трудность заключается в персонале, готовому помогать нуждающимся, вопрос финансирования данного.

5.4. Так что же это все-таки дает нуждающимся? Это нахождение в благоприятной среде, т.к. психиатрические клиники не курорт, а режимные заведения. Эти заведения делятся на группы разного режима, от суровых условий, где наказывают и подавляют медикаментами и вязками, до более гуманных, в которых лечение подбирается более достойно и на этом гуманность заканчивается, но такого меньшинство.

Корни всего этого берет тоталитарный режим СССР, в котором была строгая политика работы государства и внешней политики, из-за которой Россия отстала на несколько десятилетий в разных областях и как обычно хвастается своими военными разработками, правда которые только экспортирует.

5.5. Те люди, которых «задела» психиатрия лишаются многих прав и к ним относятся, как к тем, кто подчиняется власти, очень безграничной, психиатров. Латвия не готова к сопротивлению беззакония психиатров, их лечению, их принуждению и их гегемонии, пропитавшей весь строй страны. Это опасно, пожалуй, уже не для, как говорится карательной психиатрии, а как принуждению к лечению, без должного освидетельства.

► Круги психиатров Латвии не нацелены на деинституализацию, даже если есть опыт Европы. Им сложно представить себя не такими главными над властью перед людьми. Это трагедия демократии. Пока не будет улучшена психиатрическая помощь людям, то не будет гражданского общества, достойного называть себя гуманными людьми. Ведь если человек озабочен положением своей жизни, то он будет сопротивляться и отстаивать свои или чужие интересы.

Я против государства, которое силой своей влияет на свободу людей: угрозы персонала, врачей, неадекватное реагирование на просьбы о помощи (это было замечено при моих беседах с воспитанниками).

В целом, деинституализация — развитие демократии и ее свобод, с большим развитием гражданского общества. Отмечая упор на деспотизм, просвятим прожилку демократии. Ее нет или она рассматривает все из под призмы направления политического курса «делаем все для здоровых, остальные прерогативы не на данное время». Если власти нет дела до улучшений, то *стоит формировать общественно-политическое течение и показывая свою силу, свое отношение к проблеме — видоизменять общество и показывать течения развития государству.

 

Вывод: На данном этапе мало кто интересуется вопросами психиатрии, но вот психологией люди начинают интересоваться, только им не хватает материалов, для дальнейшего открытия глаз, в области психиатрии.

 

В. Нарушения прав детей в психиатрии.

 

Как свидетельствует многолетняя статистика, почти 3 процента несовершеннолетних граждан страны, так или иначе, попадают в детские дома. Как правило, полноценными членами общества они не становятся. Из приютов и детских домов выходят молодые люди, не приспособленные к жизни, чей удел – алкоголизм, тюрьма, ранняя смерть или прозябание на задворках общества.

► В 1991 году Латвийская Республика ратифицировала Конвенцию ООН о правах ребёнка, которая вступила в силу 15 мая 1992 года, практически тогда же *государство поставило задачу: перейти от системы воспитания детей в казенных учреждениях к воспитанию в замещающих семьях, ибо только так можно спасти социальных сирот от депрессии и одиночества. Этот процесс называется сложным термином «деинституциализация». Помимо моральных деинституциализация приносит и вполне ощутимые материальные дивиденды.

В странах Европы основным принципом организации психиатрической помощи детям является факт *нахождения ребенка в семье, оказание ему помощи в максимально естественных и привычных условиях, при активном участии в реабилитации родителей и других членов семьи; приоритет обычно отдаётся амбулаторной помощи и работе различного рода дневных реабилитационных центров, а *не изоляции детей, госпитализации их в стационары.

● Латвийская система образования и оказания медицинской помощи детям с психической патологией, как отмечают различные исследования и публикации, традиционно основана на *исключении больного ребёнка из общества. Это приводит к тому, что дети с различного рода психическими и поведенческими проблемами (от различных нарушений психического развития до сугубо психологических особенностей и проблем, обусловленных конфликтами в социальном окружении) излишне легко попадают в учреждения, изолирующие их от общества: психиатрические больницы, психоневрологические интернаты и спецшколы.

Во многих случаях короткая 10 - минутная беседа детского психиатра с ребёнком приводит к постановке диагноза или к решению о госпитализации, а в дальнейшем — к заключению медико-педагогической комиссии о направлении ребёнка в специальную школу. Широко распространены случаи *«социальных госпитализаций», из-за невозможности решить конфликты в окружении, зачастую дети с педагогической запущенностью или легкой формой интеллктуальной недостаточности, по причине проблем, возникающих при обучении, оказываются в интернатах для тяжело больных детей.

● Возможности нормальной абилитации, психологической коррекции, психосоциального развития, воздействия не только на психику ребёнка, но и на его социальное окружение (семью, учителей, других детей и т. п.) при существующей системе образования и медицинской помощи ограничены.

К изоляции детей с серьёзными нарушениями психического развития в детских домах-интернатах приводят зачастую такие факторы, как *приоритетная экономическая поддержка интернатных форм по сравнению с семейными; психологическое давление чиновников и медработников на родителей (вскоре после рождения ребёнка или впоследствии, как только выясняется, что у него есть нарушения психического развития), убеждение в необходимости отдать ребёнка в интернатное учреждение; отказ принимать таких детей в реабилитационные центры, детские сады, специальные (коррекционные) образовательные учреждения и т. п.; фактическое отсутствие специальных государственных реабилитационных учреждений для детей с серьёзными нарушениями психического развития.

● Ребёнку, оставленному в семье, государство предлагает обычно лишь медицинские услуги: госпитализацию его в психиатрический стационар либо же оказание медикаментозной помощи амбулаторно — невзирая на то, что проблемы такого ребенка невозможно хоть сколько-нибудь серьёзно решить только медицинским путем, без специальных психолого-педагогических занятий.

Под опекой государства дети страдают от жестокости и пренебрежения в государственных приютах. Дети, оставшиеся без попечения родителей, подвергаются жестокой дискриминации по причине своего статуса сирот или «социальных сирот». В обществе глубоко укоренились предрассудки, что все брошенные родителями дети имеют какой-либо психический дефект и наследуют от родителей склонность к антиобщественному поведению Эти предрассудки распространяются даже на тех детей, у которых не наблюдается серьёзных физических и умственных недостатков, но от которых отказались из-за тяжёлого материального положения или неблагополучной обстановки в семье.

Детей-сирот не считают людьми в полном смысле слова, такого рода стереотипы характерны и для персонала неспециализированных детских домов и психоневрологических интернатов. Отсутствие у ребёнка родителей или наличие врождённых нарушений, психических или физических, усугубляется частой гипердиагностикой - выставлением диагнозов «нарушения развития» (нередко необоснованные диагнозы, как правило, практически невозможно в дальнейшем пересмотреть). Распространённые предубеждения в отношении детей-сирот приводят к пренебрежению в закрытых государственных учреждениях нуждами этих детей и к отставанию в развитии, к *лишению ребёнка таких фундаментальных прав, как право на образование, индивидуальное развитие и охрану здоровья, к официальному ограничению на участие сирот в жизни общества.

Отсутствие какой бы то ни было возможности развития и сенсорной стимуляции, наличие лишь минимального ухода в «лежачих отделениях», где находятся дети с психическими нарушениями или с физическими недостатками, повышает риск повышенной смертности и отсутствие адекватной медицинской помощи в интернатах для детей с диагнозом «тяжёлых форм психического развития», который они порой получают ошибочно при наличии только лёгких форм нарушений психического развития или только физических недостатков.

● СМИ не публикуют сведения о неблагополучных условиях пребывания сирот в закрытых учреждениях, об улучшении жизни детей в некоторых интернатах. Перемены продвигаются медленно, а доступ в интернаты независимым правозащитным организациям и экспертам практически закрыт.

 

С. Модели разработки государственной политики.

 

1. Модель «сверху – вниз» предполагает, что государственные решения принимаются на высших уровнях государственного управления, а низовые уровни – пассивные исполнители политики.

2. Модель «снизу – вверх» предполагает, что формирование государственной политики начинается с низовых структур управления при активном привлечении граждан, общественных институтов.

Проведение политики деинституциализации требует постановки общей цели, задач, определения перечня мероприятий (плана), направленных на достижение намеченных цели и задач. Необходимо определить показатели (индикаторы) для объективного измерения успешности реализации программы.

Самоуправление и субсидиарность - один из базовых политических институтов при федеративно-субсидиарном политическом устройстве, свойственном государствам с западной институциональной Y-матрицей. Этот институт определяет принципы организации системы органов управления в государстве. Самоуправление и субсидиарность являются «двумя сторонами одной медали».

Они выражают главный принцип создания органов управления - построение «снизу». Самоуправляющиеся территориальные общности на основе соглашения друг с другом формируют органы более высокого уровня и передают им необходимые для их деятельности материальные и финансовые ресурсы. Субсидиарность в федеративных отношениях означает приоритет прав низовых, более мелких территориальных структурных единиц по отношению к формируемым ими самими территориальным органам более высокого уровня.

С момента обретения независимости в Латвии отсутствует серьезный опыт в формировании и развитии гражданского общества, не налажен эффективный механизм горизонтальных связей между неправительственными организациями и органами власти.   

Недоверие со стороны властных структур к гражданскому обществу связано: в – первых, с инерционностью государственного аппарата, его косностью, традиционностью и стереотипностью мышления советского периода; во – вторых, нежелание менять стиль работы и взаимодействовать тем или иным образом с неправительственными организациями.

В нашей стране государство очень ограниченно и неохотно передаёт свои функции в социальной сфере неправительственным организациям (НПО). Для этого есть две причины. Первая, это определённое *наследие советской системы, когда государство стремилось контролировать все сферы общественной жизни. Вторая заключается в неразвитости самого сектора НПО, когда существуют буквально единицы некоммерческих организаций, способных оказывать высокопрофессиональные услуги. Похожее, и даже более выраженное, отношение существует к общественным объединениям инвалидов. Здесь складываются и недоверие со стороны государства к организациям «третьего сектора», и общее стереотипное отношение к людям с инвалидностью. Возникает «замкнутый круг», заключающийся в том, что государственные структуры не видят достойных для партнёрства, прежде всего в деятельности связанной с финансами, НПО, а некоммерческие организации не могут выйти на новый для себя профессиональный уровень работы.

Выйти из него возможно только через *создание системы социального заказа и делегирования ряда государственных полномочий в социальной сфере НПО, предпочтительно на конкурсной основе. Тогда у организаций «третьего сектора» появится возможность стабильного финансирования и оплаты труда своих сотрудников, что является одним из необходимых шагов по переводу деятельности НПО на профессиональную основу. Государство стремится к максимальной приватизации и обязано поддержать *«новую культуру самостоятельности». Она означает, в частности, и то, что отдельный человек или отдельная семья должны взять на себя большую ответственность в заботе о людях, которые нуждаются в помощи.

При этом в основе оказания этой помощи лежит принцип «субсидиарности».   Речь идет об одном из самых фундаментальных принципов социальной политики, в первую очередь, в европейской социальной практике – принципа субсидиарности, предполагающего законодательное регулирование взаимодействия государственных и негосударственных структур в социальной сфере в поддержку последних.

Государство в области социальной политики должно действовать только там, где без его специфического инструментария просто не обойтись. Данный принцип предполагает *законодательное регулирование взаимодействия в социальном секторе государственных и негосударственных структур.

Принцип субсидиарности предусматривает предпочтения гражданским (общественным) инициативам в области социальных программ и мероприятий, по сравнению с соответствующей деятельностью государственными структурами (государственные органы и учреждений), *при финансировании мероприятий в области социальной политики. Реализация принципа субсидиарности позволяет не только более эффективно использовать существующие материальные ресурсы, но и более гибко реагировать на вновь возникающие социальные запросы и привлекать к решению социальных проблем самих граждан в их собственных интересах и в интересах развития гражданского общества.

Широко применяемый в практике индустриально развитых стран с социально ориентированной рыночной экономикой западноевропейского социального пространства этот законодательно закрепленный *принцип вменяет в обязательство государству осуществлять «поиск» так называемых «свободных носителей» в общественном секторе для привлечения их в реализацию социальных программ и проектов. Только тогда, когда такою рода предложения отсутствуют, создаются государственные учреждения.

Этот принцип базируется на автономии и достоинстве человека, и на том, что и семья, и государство, и международные институты должны служить человеку, и не должны ограничивать людей и местные общины в создании лучших условий для развития индивида.

Придерживаясь этого принципа, либеральная социальная политика вступает в действие только там, где индивидуальная или коллективная самопомощь оказывается невозможной или недостаточной. Как всякая либеральная политика, *либеральная социальная политика ставит во главу угла собственную ответственность и добровольность.

Субсидиа́рность (от лат. subsidiarius — вспомогательный) —организационный и правовой принцип, согласно которому задачи должны решаться на самом низком, малом или удалённом от центра уровне, на котором их решение возможно и эффективно. К областям применения данного принципа относятся теория государства и права, политология и др.

Субсидиарность - краеугольный камень закона о Европейском Союзе, подписанном в 1992 году в Маастрихте, и в 2000 году она стала одним из основных принципов Хартии основных прав Европейского Союза (Ницца, 7 декабря 2000 года).Этот принцип лежит в основе всей политики Евросоюза, на которую направлены важнейшие структурные фонды бюджета ЕС.

Идея субсидиарности родственна децентрализации. Этот принцип стал частью европейского права как один из основных механизмов сдерживания централизации. Сегодня он является одним из основных в Европейском Союзе и означает решение проблем на возможно более низком уровне (децентрализация власти) и строительство политических структур снизу вверх (демократическое федерирование). С практической точки зрения, он заключается в том, что государство само – через свои органы и учреждения – призвано исполнять лишь те функции, которые невозможно передоверить рыночной экономике и общественной инициативе. Социальная сфера как раз относится к таким функциям государства, которые в значительной степени возможно делегировать.

В мировой практике выделяют два основных юридических и финансовых механизма такого делегирования, отличные друг от друга по своей природе, по отраслям и методам регулирования – это *государственные субсидии и государственные закупки. В основе субсидии лежит обращение организации за помощью государства в осуществлении ею определенной социально-значимой деятельности. Субсидии могут предоставляться не только в денежной, но и в натуральной форме (офисные здания для организации абилитационной и реабилитационной деятельности). В отличие от субсидий, при которых государство осуществляет помощь НПО, механизм государственной закупки ведет к возникновению коммерческих отношений между государством и поставщиком услуги.

Государственная практика передачи обязательств по оказанию социальных услуг неправительственным организациям (НПО) является достаточно распространенной во всем мире, особенно из-за того, что такого рода делегирование приносит правительству ряд выгод.

Во-первых, НПО эффективнее оказывают социальные услуги, чем государственные учреждения. НПО часто имеют более гибкую структуру, чем бюрократические государственные учреждения, и это дает НПО возможность реагировать на социальные проблемы быстрее и эффективнее.

Во-вторых, для правительства эффективнее финансировать НПО, которые оказывают социально значимые услуги, например, услуги в области социальной защиты населения, здравоохранения. При этом НПО не полагаются исключительно на фонды государства, они могут также получать дополнительное финансирование в виде частных пожертвований, членских взносов, грантов от иных доноров и прибыли от экономической деятельности, направленной на уставные цели. Следовательно, если правовой статус и, в особенности, налоговое законодательство предоставляют определенные стимулы, источники финансирования НПО будут варьироваться так, что эти организации будут меньше полагаться на государственное финансирование при оказании услуг. Также если больше нет необходимости в определенных социальных услугах, государству легче прекратить финансирование НПО, чем закрыть государственное учреждение вместе с его штатом служащих.

 

Д. Основные положения предлагаемой «Концепция психосоциального развития».

 

Психосоциальное развитие – процесс психологического развития человека с точки зрения его социализации, то есть освоения знаний, умений и навыков, необходимых для нормальной жизни в обществе. Акцент на преодоление ограниченных возможностей через социализацию стимулирует высшие достижения.  

Данный подход нашел свое воплощение во Всемирной программе действий в отношении инвалидов, утвержденной в 1982 году.

На современном этапе развития общества более перспективным осмыслением феномена инвалидности, на наш взгляд, являются социальная концепция инвалидности и концепция независимой жизни инвалидов.

В рамках данных концепций целесообразно рассмотреть социальную модель инвалидности.  В социальной модели проблема инвалидности выведена за рамки индивидуального существования и рассматривается в плоскости взаимоотношений между личностью и различными элементами общественной системы, акцентируя внимание на смену подхода к проблемам инвалидности с позиции патерналистской (социального обеспечения) на подход инновационный (гражданских прав), ориентированна на духовное и психосоциальное развитие и защиту прав человека от социального давления, дискриминации и социальной изоляции.

Смещение акцента с ограничений жизнедеятельности на возможность развития и применения остаточных и потенциальных способностей молодого человека с ограниченными возможностями психического здоровья характерная особенность концепции.

*Это характерная особенность реформ социальной политики целого ряда европейских стран.

Положительные результаты дают не столько терапевтические методы, сколько целостный (холистический) подход к развитию личности с опорой на его собственную активность и индивидуальные способности, а также воздействие на нее привычной окружающей среды.

●Терапевтическая концепция – помощь молодым людям с особенностями развития, в первую очередь, должна  быть направлена на поиск ресурсов для  их развития и адаптации, выявлении их потенциальных способностей  и максимальных  возможностей, позволяющих им хоть как-то не быть обузой общества и его изгоями.

 

Оглавление

  • Введение
  • I. Аннотация
    • А. Деинституционализация психиатрии
    • В. Нарушения прав детей в психиатрии
    • С. Модели разработки государственной политики
    • Д. Основные положения предлагаемой «Концепция психосоциального развития»
  • II. Основная часть
    • А. Приоритетные направления «деинституциализации»
      • 1.1. Групповой дом (group home)
      • 1.2. Терапевтическая община
      • 1.3. Абилитационные центры
      • 1.4. Патронат
    • В. Обоснование необходимости политики «деинституциализации»
    • С. Социальные последствия психических заболеваний и расстройств
      • 3.1. Объективные причины актуальности темы исследования
      • 3.2. Психические расстройства – устойчивые расстройства развития человека
    • Д. Неформальное образование молодежи
      • П.1. Неформальное образование молодежи – это любая, организованная вне формального образования, образовательная деятельность молодежи
      • П.2. Непрерывное образования в Европейском Союзе – один из главных
      • элементов социальной модели
      • П.3. Неформальное образование – эффективный инструмент для усиления участия и способствования интеграции молодежи с ограниченными возможностями
    • Е. Особенности проявления интеллектуальных нарушений
  • III. Вывод. Социальный подход в понимании инвалидности
    • Аналитические статьи, обзоры, сравнительные исследования
    • Приложения
      • 1. Право на свободу выбора местожительства – это гражданское право
      • 2. Пояснительная записка к законопроекту Закона ЛР «О психиатрической помощи»
      • 3. Закон Базальи
      • 4. Христиански мотивированная забота о лицах с ограниченными возможностями психического здоровья
      • 5. Технологии социальной работы в условиях психоневрологического интерната

Эту страницу просмотрели за все время 4770 раз(а) Следующая >>

Комментарии

ОтменитьДобавить комментарий